Как взыскать и оценить ущерб в такой ситуации?
Dolgovnet34.ru

Юридический портал

Как взыскать и оценить ущерб в такой ситуации?

Возмещение ущерба от неправильной оценки

Ситуация на рынке в целом неоднозначна. Государство старается узаконить ответственность оценочной компании на законодательном уровне. А пока же материальный размер этой ответственности зависит от доброй воли самой компании.

ООО БК-Аркадия несет полную материальную ответственность за свои ошибки перед нашими заказчиками. Гражданская ответственность нашей оценочной компании застрахована на сумму 30 000 000 рублей.

Оценочное сообщество в целом положительно воспринимает желание разработчиков проекта закона «О внесении изменений в закон «Об оценочной деятельности в РФ» совершенствовать механизм материальной ответственности оценщиков за ущерб, нанесенный ими потребителям оценочных услуг. Но вместе с тем, оценщики констатируют тот факт, что правовой механизм такой ответственности уже прописан в статьях 1064- ГК и необходимость придумывать другие отсутствует. В связи с этим следует лишь уточнить в законе способ расчета величины нанесенного ущерба. С точки зрения 135-ФЗ ”Об оценочной деятельности в РФ” под оценочной деятельностью понимается деятельность, направленная на установление оценщиком рыночной или иной стоимости.

Таким образом, результатом оценки являются сведения о стоимости. Исходя из норм действующего закона, указываемая оценщиком стоимость носит вероятностный характер. Это значит, что на открытом рынке сделка с объектом оценки вероятнее всего может произойти по цене, соответствующей указанной оценщиком либо по цене, находящейся где-то рядом с ней. Не вызывает сомнений, что материальная ответственность может иметь место лишь в случаях завышения или занижения результата оценки по сравнению со стоимостью, сложившейся на рынке. Только при таких обстоятельствах у собственника имущества или заинтересованных третьих лиц (например, кредитной организации) может иметь место убыток. При этом причиной несоответствия стоимости рынку может быть как простая ошибка, так и заведомо ложный (сфальсифицированный) отчет.

Каков в общем случае ущерб? Грубо он равен разнице между стоимостью, указанной оценщиком, и стоимостью, сложившейся на рынке. Но точно сказать невозможно. Это может являться одним из препятствий при разрешении судом споров в отношении размера ущерба. Одним из доказательств занижения либо завышения стоимости может являться другой (повторный) отчет об оценке. Но результат повторного отчета также является вероятностной величиной. Следовательно, ущерб, посчитанный как разница между результатом оценки по первоначальному отчету и результатом оценки по повторному отчету еще более неопределенная. Для разрешения данной проблемы видится только один выход: установление в нормативном документе или стандартах оценки допустимой точности результатов оценки, например +/-15%. Мы можем провести оценку ущерба, нанесенный третьими лицами, в том числе иными оценочными компаниями.

В качестве аналогии можно было бы привести нормы ст. 40 Налогового кодекса, в котором для налоговых правоотношений в ряде случаев установлено допустимое отклонение цены +/-20%. При таких обстоятельствах судам было бы гораздо проще определять конкретный размер нанесенного ущерба (как разницу между верхней границей одной оценки и нижней границы другой). Если этого не сделать, то придумывание любого (даже рабочего) механизма материальной ответственности, будет бессмысленным.

Предлагаемый разработчиками проекта изменений закона 135-ФЗ ”Об оценочной деятельности в РФ” компенсационный фонд не может являть рабочим механизмом материальной ответственности оценщиков по следующим причинам:

  • несоответствие принципам материальной ответственности оценщиков – юридических лиц, содержащимся в Гражданском кодексе, и материальной ответственности оценщиков – работников юридических лиц Трудовому кодексу РФ
  • Несоответствие Конституции РФ, устанавливающей равенство всех перед законом.
  • Обязательства коллективной ответственности могут возникать только из договорных отношений. Эти договорные отношения должны основываться только на воле. Принуждение к вступлению в такие отношения не имеет конституционной основы

2. Функциональные:

  • Расходование предложенного компенсационного фонда не является материальной ответственностью по причине НЕВОЗМОЖНОСТИ его расходования, так как отсутствует четкая процедура определения величины ущерба. Кроме того, он не может расходоваться в тех случаях, когда имеет место заказная оценка, ведь согласно проекту изменений закона, взыскание к компенсационному фонду может быть обращено только при наступлении страхового случая. Заказная оценка к такому случаю не относится.

Имеется и другая проблема: предположим в отношении одного из оценщиков судом вынесено решение о выплате пострадавшему лицу нанесенного ущерба. Процедура, изложенная в законе выглядит следующим образом: решение суда, затем получение компенсации за счет страховой организации, в которой была застрахована гражданская ответственность оценщика. При недостаточности средств для покрытия возникших убытков потребителя, обращение взыскания на имущество самого оценщика. Только в случае недостаточности этих средств возможно обращение взыскания (в ограниченном законом размере) к компенсационному фонду. Предположим, выплата прошла. Если выплата пройдет, то, совершенно очевидно, данный оценщик будет исключен из СРО. Саморегулируемая организация может попытаться получить от оценщика регресс, но, понятно, что в данной ситуации это бесперспективно. Но почему-то никто не думает о том, что не исключена ситуация, когда по отчетам данного оценщика возможно несколько взысканий по разным отчетам. Любое последующее обращение будет сопряжено с тем, что СРО откажет в выплате, т.к. данный оценщик уже не член СРО.

При таких обстоятельствах возникнет ситуация неравенства взыскателей: первый что-то получает, а последующие нет. Согласно проекту закона компенсационный фонд должен передаваться в доверительное управление инвестиционной компании. Деятельность такой компании сопряжена с рисками, имеющимися на тех рынках, на которых осуществляется инвестирование. Ценные бумаги, в которые могут быть вложены средства фонда могут упасть в цене и т.д и т.п. В результате, средства фонда могут быть утеряны полностью или частично. Кроме того, установленные требования к размеру фонда – это величина, равная произведению количества членов на размер взноса. При любом инвестировании денежное выражение стоимости объектов инвестирования величина непостоянная (колеблющаяся), в связи с чем, будет возможно спонтанное нарушение законодательно установленного размера фонда. На мой взгляд, возможно следующее решение перечисленных выше проблем. Оценщик открывает в надежном банке накопительный счет (вклад «До востребования»), на который вносится первоначальная сумма, установленная законом. Далее оценщик обязан производить отчисления на данный счет определенного процента от суммы каждого договора оценки (например, 10%). Расходование денежных средств с данного счета должно производиться только двумя способами: 1. единовременно в размере не более 20% от имеющейся на счете суммы, производимому по решению суда, установившему величину ущерба, и осуществляемому в случае недостаточности (отсутствия выплат) страхового возмещения. На данный счет не может быть обращено взыскание по иным правоотношениям, не связанным с оценочной деятельностью (кроме банкротства). 2. самостоятельно оценщиком по истечении 3-х лет с момента официального прекращения оценочной деятельности или исключения-выхода из СРО.

При таком подходе, во-первых, оценщик психологически всегда будет знать, что он платит за СВОИ ОШИБКИ кровно заработанные деньги, во-вторых, платит сам, в-третьих, если он хорошо и честно работал, то по истечении сроков давности привлечения к ответственности по выполненным оценкам, он эти деньги может использовать по своему усмотрению.

Будьте внимательны и бдительны не заказывайте услуги оценки у непроверенных оценочных компаний, которые не страхуют свою гражданскую ответственность, соблазняясь низкой стоимостью услуг

Оценка причиненного ущерба

На сайте Юридической социальной сети 9111.ru собрано 53 вопросов по теме Оценка причиненного ущерба. Вы можете воспользоваться поиском по уже имеющейся базе вопросов с ответами или задать свой вопрос. Опытные юристы и адвокаты, специализирующиеся на теме Оценка причиненного ущерба, проконсультируют вас совершенно бесплатно. Получить консультацию можно как по телефону горячей линии
8 800 505-92-64, работающей 24 часа в сутки, так и в режиме онлайн через форму на сайте.
В данный момент онлайн находятся 184 юристов и адвокатов.

1.1. Виновное лицо в соответствии с законом обязано возместить причиненный вред в полном объеме.

1.2. В данном случае виновное лицо обязано возместить ущерб в полном объёме. При этом страховая компания виновника обязана возместить в пределах страховой выплаты.
Однако, в данном случае имеет значение рыночная стоимость и восстановительного ремонта. В случае если восстановительная стоимость белее нежели стоимость авто, подлежит взысканию рыночная стоимость авто с вычетом стоимости годных остатков авто.
Более того, обращаю внимание, что зачастую страховые компании выплачивают ущерб в меньшем размере (на 40-50 %). В данном случае необходимо обращаться в суд, проводить оценочную экспертизу. В судебном порядке также возможно взыскать затраты на экспертизы и юридические затраты.

2. Является ли оценка стоимости ущерба причиненному автомобилю в ДТП услугой?

2.1. Да. конечно, оценка является услугой.

2.2. Естественно является.

3.1. Игорь. Договоритесь с собственником квартиры которую Вы затопили о снижении суммы оплаты экспертизы и попросите написать расписку о погашении ущерба в полном объёме и отсутствии претензии в случае Вашей оплаты ущерба и стоимости экспертизы.

3.2. Не советую Вам платить ни за ущерб, ни за экспертизу, т.к. стоимость работ может быть завышена, а стоимость экспертизы должна подтверждаться документально.
Пусть подают в суд и доказывают размер ущерба. Наверняка он будет гораздо меньше.

4.1. Можно попробовать применив ст 79 ГПК РФ.

4.2. Да, возможно, нужно предоставить грамотные возражения.

4.3. Выглядит как задача.

5.1. Людмила! Оценка причинённого ущерба необходима для квалификации тяжести статьи согласно действующих норм УК РФ, хотя если дело возбуждают по статье 167 УК РФ “Умышленное уничтожение или повреждение имущества” , то оценка причинённого ущерба не требуется.

6.1. Екатерина!
Поскольку машина не была в движении, то первым делом нужно обратиться к участковому о составлении протокола и фиксации ущерба на фото, затем в страховую.

6.2. Екатерина. К любому независимому эксперту, как и в случае ДТП. При обращении проверьте разрешение на данный вид деятельности.

6.3. Екатерина. В интернете можно найти множество фирм, оказывающих услуги по оценке вреда, причиненного имуществу. При обращении в фирму убедитесь в наличии лицензии на проведение такой работы.

7.1. Балансовая стоимость не отражает реальной стоимости имущества. Для этого производится оценка рыночной стоимости, в вашем случае автомобиля, по состоянию на определенную дату с учетом технического состояния. Поэтому, возможно, Камаз на момент оценки стоил 280 000 руб.
Надо видеть отчет об оценке, если оценщиком был нарушен “ФЗ ОБ оценочной деятельности”, можно обратиться с жалобой в СРО оценщиков, в которой он состоит.
Что касается работы юриста, надо видеть, условия договора, который вы заключали.

Читать еще:  Делается ли приказ о продлении отпуска после больничного

8.1. обжаловать отказ страховой компании? А на основании чего там отказ? Ссылаться на нормы закона о страховании имущества, нормы гражданского кодекса, писать о том что наступил страховой случай, подтверждать это доказательствами, указать вред, который причинен вам (опять же,с доказательствами, если их нет, то оценку сделать) экспертиза понадобится в данному случае, даже если не сделаете сами до суда, то в суде будет заявлена. Практика по оспариваню отказа от выплаты страхового возмещения, в основном положительная.

9.1. Есть практика и положительная и отрицательная. Для правильной консультации нужно изучить ваш договор страхования.

10.1. Для начала составить акт, который должна составитьуправляющая компания. Потом эксперт даст оценку ущерба и подавать в суд.

10.2. Вам надо составить акт с присутствием представителей УК или ТСЖ. Потом обратиться в любое экспертное учреждение. Они произведут оценку причиненного ущерба, после чего надо обращаться с иском в суд о возмещении причиненного ущерба.

11.1. уважаемый посетитель!
Вы можете обратиться к независимому эксперту-оценщику, как собственник утраченного имущества
Всего доброго, желаю удачи в решении Вашего вопроса!

11.2. оценивать ущерб придётся вам, после чего предъявлять претензии исполнителю. Если добровольно требования не удовлетворят, тогда остаётся только судебный порядок.
Удачи вам и всего наилучшего

11.3. Нет смысла ждать, пока оценку кто-то сделает, делайте её самостоятельно и обращайтесь в суд о возмещении вам материального ущерба
Желаю Вам удачи и всех благ!

11.4. уважаемый посетитель нашего сайта!
Оценку придется делать Вам для подачи иска в суд. Но сможете взыскать затраты с виновного лица – организации (ст.1064, 1068 ГК РФ).
P.S. Удачи Вам в разрешении Вашего вопроса и всего Вам наилучшего!

12.1. Да, срок исковой давности не прошел. Поэтому можете предъявить досудебную претензию. Если откажет, то через суд взыскивать. Всего доброго и спасибо за обращение на сайт.

12.2. Согласно положениям ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
В соответствии со ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.
Поэтому, да, можете потребовать возмещения за причиненные Вам убытки сверх уплаченной страховой выплаты.

13.1. Зачем тогда вы подаете в суд на соседей? Вам следут обратиться в страховую компанию. Если вам будет отказано выплате страхового возмещения, тогда можно обратиться в суд.

Взыскание и возмещение реального ущерба

Возмещение реального ущерба

Продолжаем говорить о возмещении убытков. В этот раз остановимся более подробно на возмещении реального ущерба.

1. Что такое реальный ущерб и как он возникает.

Если кратко, то реальный ущерб – это один из видов убытков, наряду с упущенной выгодой .

Исходя из пункта 2 статьи 15 ГК РФ, реальный ущерб – расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение имущества лица.

В соответствии со статьей 393 ГК РФ, Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

При этом (пункт 2 статьи 307 ГК РФ), обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ. В качестве иных оснований статья 8 ГК РФ («Основания возникновения гражданских прав и обязанностей») указывает: решения собраний, акты государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей; события, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий и др.

2. Что и как доказывать при взыскании реального ущерба.

При заявлении требования о возмещении реального ущерба истец столкнется с необходимостью доказывать:

а) противоправность действий (бездействия) ответчика,

б) факт причинения ущерба и его размер,

в) причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и наступившим ущербом.

Вид и объем доказательств, которые необходимо собрать истцу, будет зависеть от того, в чем состоит причиненный ущерб – повреждено или утрачено имущество, произведены какие-либо выплаты и др.

Согласно пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК).

Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

При доказывании факта и размера ущерба следует принимать во внимание также положения п. 49 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, в соответствии с которым «При рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии со статьей 15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления иска убытки, так и расходы, которые сторона должна будет понести для восстановления нарушенного права.

Поэтому, если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам пункта 3 статьи 393 Кодекса и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены.»

Напомним, согласно п.3 ст. 393 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, – в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

3. Что необходимо учесть при взыскании реального ущерба?

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п.1 статьи 15 ГК РФ). Данную норму следует рассматривать во взаимосвязи с положениями статьи 400 ГК РФ («Ограничение размера ответственности по обязательствам»): 1. По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). 2. Соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Примеры ограничения законом размера ответственности должника:

а) Наследник (правопреемник) участника полного товарищества несет ответственность по обязательствам товарищества перед третьими лицами, по которым в соответствии с пунктом 2 статьи 75 ГК РФ отвечал бы выбывший участник, в пределах перешедшего к нему имущества выбывшего участника товарищества (статья 78 ГК РФ).

б) В соответствии со статьей 354 Кодекса торгового мореплавания, ограничивается ответственность судовладельца и спасателя по требованиям, предусмотренным статьей 355 КТМ.

в) Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законом или договором могут быть предусмотрены случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки. Пример «штрафной неустойки» содержится в п.6. статьи 17 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» №164-ФЗ: в случае, если за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодателю предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы с лизингополучателя в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Обращаем внимание, что проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) всегда носят зачетный характер, то есть убытки взыскиваются только в части, не покрытой суммой этих процентов (п. 2 ст. 395 ГК РФ, п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996).

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием (статья 16 ГК РФ).

4. Некоторые выдержки из судебной практики для иллюстрации вышеизложенных положений.

1) Недоказанность причинно-следственной связи при взыскании ущерба. Суд отменил принятые по делу судебные решения в части взыскания с покупателя-должника денежных средств в возмещение реального ущерба и упущенной выгоды по договору репо, указав, что продавец-кредитор не доказал возникновение убытков вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательств по возврату ценных бумаг ( Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 февраля 2013 г. N 13893/12) .

Читать еще:  Возврат столовых приборов

2) Требование о возмещении убытков, причиненных истцу в связи с ненадлежащим хранением имущества, изъятого федеральным органом исполнительной власти, удовлетворено, поскольку передача такого имущества указанным органом на хранение третьему лицу не освобождает Российскую Федерацию от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения федеральным органом исполнительной власти надлежащего хранения изъятого имущества. При этом реальный ущерб рассчитан истцом как разница между закупочной ценой и ценой фактической реализации испорченных овощей, а упущенная выгода – исходя из цены реализации овощей надлежащего качества, существующей на рынке, за вычетом закупочной цены овощей и транспортно-заготовительских расходов (Из Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145 ).

3) На основании части 1 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме. Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности и взаимосвязи, суд установил, что повреждение имущества истца произошло вследствие аварии на трубопроводе системы холодного водоснабжения. При таких обстоятельствах суд правомерно удовлетворил иск Общества, взыскав в его пользу с домоуправляющей компании 160 489 рублей 06 копеек реального ущерба и 87 405 рублей 69 копеек упущенной выгоды ( Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 марта 2014 г. N Ф01-13568/13 по делу N А43-7800/2013 ).

4) Судами не дана должная оценка доводам ответчика относительно причинной связи между действиями ответчика и наступлением последствий в виде причинения вреда истцу. Из Технического заключения следует, что в качестве причины столкновения тепловоза с вагонами, повлекшего возникновение ущерба у истца, указано наличие нарушений не только в действиях (бездействиях) ответчика, но также и заказчика, который по условиям заключенного с ответчиком договора обязуется давать ответчику указания по использованию тепловоза. При таких обстоятельствах принятые по делу решение и постановление не могут быть признаны законными, в связи с чем, подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции для рассмотрения заявленных требований по заявленным основаниям, установления фактических обстоятельств дела, исследования и оценки представленных по делу доказательств. ( Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 марта 2014 г. N Ф05-1704/14 по делу N А40-87016/2013 ).

5) Ссылка заявителя кассационной жалобы в лице конкурсного управляющего на невозможность определения размера убытков ввиду того, что договор, заключенный с участником долевого строительства, не был расторгнут, судом кассационной инстанции не принимается, поскольку положения Закона о банкротстве не содержат запрета на определение размера убытков в виде реального ущерба и в том случае, если участник строительства не отказался от исполнения договора. Кроме того, в ст. 201.6 Закона о банкротстве внесены изменения, с учетом которых участники строительства в части требований о передаче жилых помещений имеют право участвовать в собраниях кредиторов и обладать числом голосов, определяемым исходя из суммы, уплаченной участником строительства застройщику по договору, предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) стоимости переданного застройщику имущества, а также размера убытков в виде реального ущерба, определенного в соответствии с п. 2 ст. 201.5 Закона о банкротстве. Все это в совокупности свидетельствует о том, что наличие у участника строительства требований о передаче жилых помещений и наличие нерасторгнутого договора долевого участия в строительстве не является препятствием для установления размера убытков в виде реального ущерба. ( Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18 февраля 2014 г. N Ф09-3448/12 по делу N А50-14741/2010 ).

Когда недоказанность – не проблема: ВС рассказал, как взыскивать ущерб

Может ли суд отказать во взыскании убытков, если не определена их точная сумма? И как ему поступить в случае, когда истец не доказал размер ущерба, а ответчик считает его завышенным? На эти вопросы ответил Верховный суд в одном из недавних дел. Несмотря на свежие разъяснения Пленума на эту тему, практику все еще нельзя назвать единообразной, поэтому определение ВС придется кстати, считают эксперты.

Если в процессе удалось доказать факт ущерба и вину его причинителя – суд не может отказать в возмещении убытков по той причине, что их точный размер неизвестен. В таком случае суд должен самостоятельно определить эту сумму – такое положение п. 12 постановления Пленума ВС № 25 от 23 июня 2015 г. напомнила гражданская коллегия Верховного суда в одном из недавних дел. Таким образом Верховный суд пытается привести судебную практику в соответствие нормам ГК и позиции Пленума, говорит управляющий партнер КА “Старинский, Корчаго и партнеры” Владимир Старинский. Действительно, судебную практику пока нельзя назвать единообразной, подтверждает член Ассоциации юристов России, партнер юркомпании «Озерский, Четвергов и партнеры» Игорь Озерский. По его словам, суды могут отказать в удовлетворении иска, потому что «истец не подтвердил размер причиненного ущерба» или «невозможно установить причиненный ущерб, потому что истец не представил доказательств, подтверждающих его размер».

Так случилось в деле Павла Мешкова*, который в итоге и дошел до ВС. Взрыв трубопровода на парковке повредил лобовое стекло, крышу и багажник его машины. Мешков заявил иск к ответственной организации «Квадра – Курская Генерация» и потребовал, в том числе 32 000 руб. компенсации затрат на ремонт и 15 350 руб. в счет цены нового лобового стекла. Стоимость ремонта истец подтвердил справкой автостанции, выданной отделу полиции. В суде авария подтвердилась, ответчик не отрицал факта причинения вреда. В то же время он считал его размер завышенным – впрочем, это заявление он никак не обосновал.

Ленинскому райсуду Курска оказалось достаточно доказательств, чтобы взыскать стоимость лобового стекла и работ, но Курский областной суд с ним не согласился. Апелляция раскритиковала справку о стоимости ремонта за неконкретность: в ней нет перечня и цены работ испорченных деталей, а также не указан износ. Поэтому этот документ не подтверждает с достоверностью размер ущерба, объясняется в определении по делу № 33-109/2017 (33-4071/2016). Поэтому апелляция присудила истцу лишь стоимость лобового стекла и его установки (2000 руб.), но отклонила требования об оплате других работ.

Активность суда и правильное бремя доказывания

Но суды не ставили под сомнение, что багажник и крыша автомобиля повреждены, отметил Верховный суд. Этого не отрицала и «Квадра – Курская генерация». Значит, факт ущерба доказан. Что касается размера убытков, их Мешков подтвердил справкой станции техобслуживания. Ответчик, в свою очередь, не доказал, что сумма в справке завышенная, излагается в определении № 39-КГ17-11. Отклонять требования в таких условиях – значит нарушать состязательность и равноправие процесса, заключила коллегия под председательством Сергея Асташова. Кроме того, по ее мнению, облсуд проигнорировал разъяснения Пленума о том, что недоказанность точного размера ущерба – это не повод отказать в иске. В этом случае суд должен выяснить точную сумму самостоятельно. С такими указаниями дело отправили обратно в апелляцию, которой придется быть активнее при новом рассмотрении дела.

Вопреки подходу Курского облсуда, чаще всего суды исходят из того, что именно ответчик должен доказать чрезмерность размера ущерба, если он высказывается против удовлетворения иска в заявленном размере, говорит управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик. По ее словам, для этого подойдет заключение специалиста-оценщика или выводы судебной экспертизы, которую попросил назначить ответчик. Если же последний ведет себя пассивно, а размер ущерба вызывает у суда сомнения, то именно ему приходится занять активную роль.

Чтобы самостоятельно установить точный размер ущерба, суд может рассчитать его на основании материалов дела и других открытых данных, запросить недостающие бумаги, а может предложить заинтересованной стороне ходатайствовать о проведении экспертизы, перечисляет Озерский. Суд также вправе назначить экспертизу по своей инициативе, но такие случаи на практике очень редки, рассказывает адвокат. Во-первых, такие экспертизы оплачиваются из бюджета, а во-вторых, процесс носит состязательный характер – то есть каждая сторона по общему правилу сама должна доказывать, на что ссылается, подытоживает Озерский.

Критерии доказывания в делах о взыскании убытков: вопросы практического применения // Судебная практика в делах о взыскании убытков

Пример из практики: Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании убытков от неисполнения кооперативом обязательств по строительству дома и передаче помещений в виде рыночной стоимости жилой площади согласно отчету по оценке.

В качестве обоснования истец ссылался на понесенные обществом расходы, подтвержденные имеющимися в деле платежными поручениями, а также вступившим в законную силу решением суда по иному арбитражному делу, согласно которому договор о внесении паевого вклада квалифицирован судом как договор купли-продажи будущей вещи.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьей 15, частями 1 и 2 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 61 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», признал недоказанными наступление причинно-следственной связи между противоправным деянием и наступившими неблагоприятными последствиями, а также вины ответчика в причинении убытков.

В связи с недоказанностью совокупности всех необходимых элементов для взыскания с ответчика убытков, Верховный Суд Российской Федерации в своем определении по делу № 308-ЭС18-2616 от 12 апреля 2018 г. констатировал, что если наступление причинно-следственных связей между противоправным деянием и наступившими неблагоприятными последствиями, а также вина ответчика в причинении убытков (т.е. совокупность всех необходимых элементов для взыскания с ответчика убытков) были признаны недоказанными, то требования о взыскании убытков не подлежат удовлетворению.

Взыскание убытков можно рассматривать как совокупность определенных действий, обеспечивающих компенсацию причиненного ущерба или приведшего к утрате возможной прибыли в результате ненадлежащего исполнения обязательств со стороны должника. Вместе с этим, взыскание убытков (как одна из форм гражданско-правовой ответственности) связано с исполнением (удовлетворением) заявленных требований, результатом которых является удовлетворение определенных интересов кредитора.

Читать еще:  Когда можно воспользоваться налоговым вычетом?

При этом, в первом случае взыскание убытков представляет собой идеальную аналитическую модель, одновременно существующую в трех общеправовых измерениях: теоретическом, судебно-практическом и, собственно, законодательном (*).

В рамках действующего законодательства непосредственные участники контрактных отношений сталкиваются с судебно-практической моделью взыскания убытков, направленной на разрешение конкретных спорных правоотношений в её практическом применении. Между тем, если исходить из системного анализа взыскания убытков, то в целях исследования судебной практики с точки зрения полученных в предусмотренном законом порядке сведений о фактах в соответствии с ч. 1 ст. 64 АПК РФ, имеет значение понятие взыскания убытков как совокупности определенных действий.

Наряду с этим, взыскание убытков выступает одной из форм гражданско-правовой ответственности, что формирует особые требования к сведениям, выступающими доказательствами: установление причинно-следственной связи, вины и т.д. (ст. 15 ГК РФ).

Таким образом, указанный круг обстоятельств, подлежащих установлению в рамках судебного процесса, анализируется в первую очередь, что не вызывает трудностей, поскольку в рамках требования о взыскании убытков и несения гражданско-правовой ответственности возможно рассматривать различные категории дел: возмещение экологического вреда, взыскание убытков, причиненного неисполнением договора и т.д.

Однако, в ходе анализа отдельных компонентов гражданско-правовой ответственности в делах о взыскании убытков в вопросе исчисления убытков было сделано предположение о том, что границы (в соответствии с которыми судом устанавливаются (1) сведения о фактах, свидетельствующие о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, либо (2) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела при рассмотрении дел о взыскании убытков в целом) – весьма размыты.

Это означает, что отдельные категории дел в рамках взыскания убытков требуют установления не только различных сведений о фактах в зависимости от категории спора.

Иное допущение касается следующего немаловажного обстоятельства. Неоднократно, в ранних статьях на тему отдельных аспектов взыскания убытков, упоминались и некоторые правоприменительные факторы, способствующих возникновению данной практической проблемы:

(а) отсутствие критериев оценки разумной предвидимости в отечественном законодательстве и правоприменении, последствием которого является отсутствие анализа в мотивировочной части конкретного правоприменения .

(б) судебный акт, разрешающий спор о взыскании убытков, в свою очередь, не дает ответа о том, какими критериями «причины-и-следствия» руководствуется арбитражный судья.

(в) несмотря на то, что в законодательстве определены условия, при которых возможно уменьшение убытков в судебном порядке, оценка разумных мер, предпринятой виновной стороной, остается оценочным понятием.

(г) основная проблема исчисления размера убытков состоит не в «слишком абстрактных» формулах для расчета убытков, а именно в доказуемости их компонентов в непосредственной спорной ситуации о возмещении убытков, и т.д.

Указанные обстоятельства способствуют возникновению такой ситуации, при которой стороны, в том числе на стадии подачи иска о взыскании убытков в арбитражный суд, не обеспечиваются четкими стандартами доказывания обстоятельств, вследствие которых возникла потребность в взыскании убытков, или стандартами опровержения указанных обстоятельств. При таких равных условиях на стадии обжалования та или иная сторона вправе сослаться на основания для отмены или изменения судебного акта, изложенные в ч. 1 ст. 270 АПК РФ.

Неопределенность standard of proof при взыскании убытков: системное явление или исключение?

Пример из практики: В определении Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации по делу № 304-ЭС17-22233 в деле о взыскании убытков Обществу было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

При рассмотрении этого дела суд исследовал основания для гражданско-правовой ответственности, однако отметил, что помимо этого значение для рассмотрения дела является также оценка доводам ответчика о недостоверности документов, представленных в подтверждение расчетов инвестора с подрядчиком за выполненные работы по строительству объектов, в отношении которых ответчиком заявлялось ходатайство о проведении технической экспертизы; при признании недостоверными результатов судебной экспертизы судами не дана оценка отчету экспертной организации, а также доводам ответчика о неправильном определении оценщиком объекта оценки.

Таким образом, при рассмотрении дел о взыскании убытков суд может требовать исследования дополнительного (вспомогательного) пула обстоятельств дела. Вместе с этим, возникает закономерный вопрос: как исследование дополнительного пула доказательств может повлиять на исход дела?

Зачастую практикующие юристы сталкиваются с тем, что судебная практика может приобретать функциональное значение – правоприменительного восполнения действующего законодательства. Такая особенность свойственна судебной практике в условиях или неопределенности законодательной нормы, или в случае возникновения коллизионной ситуации.

Формирование правовой позиции с точки зрения предоставления в процесс сведений о фактах, свидетельствующих о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц в делах о взыскании убытков, подчиняется вроде бы однозначным правилам.

Общеизвестно, что гражданским законодательством и разъясняющими постановлениями суда о взыскании убытков на стороны возлагается бремя доказывания в случаях и в зависимости от их процессуального положения. При этом, оценка доказательств участников процесса осуществляется судом на основании «внутреннего убеждения»(**).

Тем не менее, в ряде судебных случаев, арбитражный суд приходил к выводу о том, что если в законодательстве о взыскании убытков понятие является оценочным, то суд вправе дать оценку критерию на основании своего внутреннего убеждения, учитывая обстоятельства каждого конкретного дела и оценив доводы ответчика (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13 февраля 2015 г. N Ф09-9933/14 по делу N А50-11658/2014, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.01.2017 N Ф01-6181/2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 2 сентября 2014 г. N Ф09-5696/14 по делу N А76-25964/2013).

Между тем, «внутреннее убеждение» выносится за скобки при пересмотре. Тогда, если рассматривать представленные сторонами доказательства с точки зрения апелляционной инстанции, то согласно п. 1,2,4 ч.1, ч.3 ст. 270 АПК РФ значительную роль при рассмотрении дела о возмещении убытков могут играть процессуальные нарушения, допущенные в рамках процесса.

На уровне первой инстанции такую важную роль играют, в том числе и меры, предпринимаемые судом для недопущения таких правоприменительных нарушений в рамках текущего процесса. В связи с этим и руководствуясь, например, ч.2 ст. 136 АПК РФ (определение судом достаточности представленных доказательств), чтобы решение было правосудным, суд первой инстанции обязан:

(а) выяснить круг обстоятельств, имеющих значение для дела,

(б) установить и оценить доказанность имеющих значение для дела обстоятельства

(в) правильно применить процессуальные нормы права.

Итак, помимо фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию в рамках гражданско-правовой ответственности за причинение убытков, судебная практика обращает внимание и на возможность возникновения правоприменительных нарушений, не позволивших выяснить круг обстоятельств при рассмотрении дела в первой инстанции.

Возможен ли при заданных условиях ответ на «главный вопрос» исследования доказательств «и всего такого»?

Пример из практики:

При взыскании убытков суд связывает срок исковой давности с правоотношениями, возникшими между сторонами спора.

(а) Компания обратилась в суд с иском к заводу о взыскании убытков, связанных с ненадлежащим ремонтом вагона по договору на выполнение работ по ремонту деталей, узлов, колесных пар грузовых вагонов. Ответчик обжаловал судебные акты в связи с нарушением срока исковой давности.

Верховный Суд Российской Федерации постановил в своем определении по делу № 301-ЭС17-13765, что вывод судов об исчислении срока исковой давности с момента вручения претензии является ошибочным, так как пункт 3статьи 725 ГК РФ, не определяя обязательную форму заявления о недостатках, не связывает начало течения срока исковой давности с моментом направления или вручения претензии заказчика подрядчику об оплате понесенных расходов. Иное приведёт к тому, что истец будет обладать возможностью произвольно изменять момент начала исчисления срока исковой давности своим односторонним действием, выбирая момент оплаты понесенных расходов и (или) направления соответствующей претензии.

(б) В Определении по делу № 301-ЭС15-11759 Верховный Суд Российской Федерации постановил, что перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (статья 201 ГК РФ). В связи с этим срок исковой давности для страховщика, выплатившего страховое возмещение, также исчисляется с момента наступления страхового случая.

Несомненным преимуществом common law при рассмотрении дел о взыскании убытков является высокий уровень систематизации и анализа судебных актов, принимаемых в результате исследования практических кейсов, что позволяет их обобщение и практическое применение в дальнейшем.

В связи с этим, проблема стандартов доказывания в делах о взыскании убытков в англосаксонском праве состоит, скорее, в необходимости приведения возникающих практических кейсов к известной степени дальнейшего практического применения и унификации судебных решений по типичным случаям.

Однако, при всех частных случаях доказывания в англосаксонском праве мы имеем дело с рядом рационализирующих тестов, способствующих объективизации сведений, предоставленных сторонами, балансом возможностей.

При этом, очевидно, что исходной точкой судебного решения в отечественном законодательстве является «внутреннее убеждение» арбитражного суда. Рассмотренные выше примеры из судебной практики могут свидетельствовать лишь о том, что правоприменительные барьеры ч. 1 ст. 270 АПК РФ или п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ могут быть основаниями для отмены решения или же нового рассмотрения дела.

Вместе с этим, границы «внутреннего убеждения» очерчены неким балансом между оценочным мнением и законодательными требованиями. В свою очередь, последние приобретают черты «стандарта доказывания», хотя акценты отечественного и англосаксонского подхода к доказыванию – очевидны.

*Теоретическая модель во многом отображает компиляцию из общетеоретических правовых понятий, логически взаимосвязанных и описывающих сущность понятия возмещения ущерба: компоненты гражданско-правовой ответственности, расчет убытков, установление вины, и т.д., позволяющих экстраполировать её на различные правовые системы.

Законодательная модель обуславливается в большей мере правовой системой и иными факторами, формирующими элементы научно-мировоззренческих подходов к понятийному определению компонентов гражданско-правовой ответственности.

** Сергей Будылин. Внутреннее убеждение или баланс вероятностей? Стандарты доказывания в России и за рубежом // Вестник экономического правосудия РФ. 2014. №03

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector