Как действовать при заражении туберкулезом в камере при аресте?
Dolgovnet34.ru

Юридический портал

Как действовать при заражении туберкулезом в камере при аресте?

Заражение туберкулезом

На сайте Юридической социальной сети 9111.ru собрано 25 вопросов по теме Заражение туберкулезом. Вы можете воспользоваться поиском по уже имеющейся базе вопросов с ответами или задать свой вопрос. Опытные юристы и адвокаты, специализирующиеся на теме Заражение туберкулезом, проконсультируют вас совершенно бесплатно. Получить консультацию можно как по телефону горячей линии
8 800 505-92-64, работающей 24 часа в сутки, так и в режиме онлайн через форму на сайте.
В данный момент онлайн находятся 200 юристов и адвокатов.

  • Можно ли подать иск за заражение туберкулезом в тюрьме?

1.1. Вы имеете полное право подать заявление Исковое о возмещении вреда, причиненного здоровью истца по вине исправительного учреждения, в связи с заражением его туберкулезом легких в исправительной колонии. Удачи вам и всего наилучшего.

1.2. Иск то подать можно, это ваше право, только судебная практика складывается не в вашу пользу. Максимум на что можно рассчитывать это моральный вред на сумму не более 5000 рублей.

1.3. Конечно вы имеете право подать иск о возмещении вреда здоровью к исправительному учреждению, где получили эту болезнь. Нужно привести доказательства, что именно по их вине, вы получили данное заболевание. Плохие условия содержания, не соблюдение санитарно-эпидемиологических мер и т.д.

2. Можно ли подать иск за заражение туберкулезом в тюрьме?

2.1. А вы точно знаете к кому?

2.2. Право подать иск есть всегда. Вот только кто Ответчик?

2.3. Татьяна Александровна, обратиться в суд с иском к государству вправе, но этого недостаточно. Нужна серьёзная подготовка к судебному процессу, доказательная база, грамотная правовая позиция, аргументированное исковое заявление и юридически грамотное участие в судебном процессе. Необходима помощь, обращайтесь.

3.1. Уголовная ответственность наступает только за умышленное заражение венерической болезнью либо ВИЧ-инфекцией (ст.ст.121, 122 УК РФ). допустим, не касаясь уголовной ответственности, Вы предъявляете гражданско-правовой иск. Но тут возникает вопрос, который, безусловно, задаст судья – каким образом осуществлялось заражение? Способы заражения? Юридически это необходимо для установления вины ответчика.

4.1. —Здравствуйте уважаемый посетитель, из вопроса не усматривается такой возможности, ведь ребёнок наблюдается и в школе и в поликлинике. Удачи вам и всего хорошего, с уважением юрист Лигостаева А.В.

4.2. Вы действительно не по адресу обратились, этот вопрос лучше врачам задать. Опасность заражения туберкулезом имеется у всех и везде.

5.1. —Здравствуйте, отец можете написать согласие на усыновление у нотариуса и через орган опеки и попечительства и суд. вы его и усыновите. Всего хорошего.

6.1. Вам к УФСИН иск нужно предъявлять т.е. к ведомству.

6.2. имеется ввиду какие у вас есть доказательства (основание), что кто-то специально заразил туберкулезом. и кто именно из них (УФСИН или Сизо), кто-то один из них должен быть

7.1. Нет, невозможно ничего сделать.

8.1. Увольняйтесь конечно же.

9.1. ДА, конечно можете

10.1. Отправьте его на лечение в диспансер

10.2. Выселить. Он всего лишь сожитель.

10.3. Проживать с ним или нет, Вам решать.

11.1. От опеки зависит. Могут на следующий день явиться с проверкой, после получения заявления. Правда это редкое явление. Хотите ускорить, идите с утра в опеку и уточняйте дату проведения проверки.

12.1. Вам нужно тоже понять сотрудников детсада, без справки от фтизиатра – они рискуют. Вы не можете на 100% быть уверены, что ребенок здоров. Справку от фтизиатра нужно, в туб.диспансере оденьте ребенку одноразовую маску и держите ребенка за руку, чтоб не трогал ничего.

13.1. Да, вы имеете право подать заявление в мед учреждение

Статья 10. Обязательные обследование и лечение больных туберкулезом
1. В случае угрозы возникновения и распространения туберкулеза на основании предписаний главных государственных санитарных врачей и их заместителей или органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, проводятся дополнительные противоэпидемические мероприятия.
2. Больные заразными формами туберкулеза, неоднократно нарушающие санитарно-противоэпидемический режим, а также умышленно уклоняющиеся от обследования в целях выявления туберкулеза или от лечения туберкулеза, на основании решений суда госпитализируются в медицинские противотуберкулезные организации для обязательных обследования и лечения в стационарных условиях.
Решение о госпитализации принимается судом по месту нахождения медицинской противотуберкулезной организации, в которой больной туберкулезом находится под диспансерным наблюдением.
3. Заявление о госпитализации подается в суд руководителем медицинской противотуберкулезной организации, в которой больной туберкулезом находится под диспансерным наблюдением.
4. Участие прокурора, представителя медицинской противотуберкулезной организации, в которой больной туберкулезом находится под диспансерным наблюдением, больного туберкулезом, в отношении которого решается вопрос об обязательных обследовании и лечении, или его законного представителя в рассмотрении заявления о госпитализации обязательно.

Риск заражения как форма наказания

Тюрьмы России кишат инфекциями. По данным 2013 года в местах лишения свободы, в том числе следственных изоляторах, где сидят подозреваемые и обвиняемые, каждый четырнадцатый заключенный заражен ВИЧ, каждый двадцатый — активной формой туберкулеза, почти 2% заражены сифилисом, каждый одиннадцатый — с психическими отклонениями. Различными формами хронических заболеваний страдает каждый второй.

В 2014 году статистика немного улучшилась: количество стоящих на учете по туберкулезу в абсолютном выражении уменьшилось на 2,5 тыс человек. Болел уже каждый 25 сиделец. За счет чего уменьшилось число больных? Они вылечились или освободились, отправившись заражать окружающих?

Здоровьем заключенных особо не занимаются. Это долго, дорого и неэффективно. Сколько человека не лечи, в существующих условиях — при переполненных камерах, скудном питании и нехватке свежего воздуха — он опять чем-нибудь заразится. Для сидящих в СИЗО, даже стоматолога увидеть — проблема, не то что профильного врача. К тому же тюремные медицинские учреждения страдают от перманентной нехватки лекарств.

Состояние здоровья арестантов мешает проведению следственных действий и судебных заседаний: они постоянно переносятся, что приводит к увеличению срока пребывания людей в изоляторах.

Но главное — саму возможность заразиться опасной инфекцией система использует как изощренную форму наказания. В сети опубликована масса рассказанных подозреваемыми и обвиняемыми историй свидетельствующих, что

в камеру к «тубикам» или «вичовым» можно попасть за незначительные нарушения режима, нежелание давать признательные показания, жалобы. Причем подвергают гигиеническому остракизму даже тех, кто в будущем получает в приговор символические месяцы или условный срок.

За примерами не нужно далеко ходить. Недавно экс-депутат алуштинского горсовета Павел Степанченко заявил в суде, что его держат в одном камере с носителями открытой формы туберкулеза. Сам Степанченко и его близкие считают это формой мести со стороны начальника ИВС Алушты Романа Бегинина, которого бывший депутат публично обвинил в избиении. До этого арестованный неоднократно жаловался на ухудшение состояния здоровья, бронхит, но, по его словам, помощь ему не оказывалась. Его даже не хотели осматривать.

Павла Степанченко держат в СИЗО почти год, хотя никаких тяжких преступлений против общества не совершал, его обвиняют в посредничестве по делу о вымогательстве. Оппозиционный депутат вместе с редактором алуштинской газеты Алексеем Назимовым якобы требовали деньги с представителей местного отделения партии «Единая России» за отказ от публикации на сайте «Твоя газета» нелицеприятной информации о деятельности ее членов.

Флюрографический кабинет в симферопольском СИЗО. Фото: Крымская газета

Об эпидемиологической обстановке в тюрьмах прекрасно осведомлены работники системы. Севастопольские судьи знают о высокой вероятности заражения и пытаются обезопасить себя — включают «кварц» на судебных заседаниях. Причем делается это прямо в присутствии людей – не только тех, кто прибывает их мест лишения свободы, но и обычных горожан. Обеззараживать пустые кабинеты, по-видимому, некогда, мешает слишком плотный график судебных разбирательств.

Безусловно контактирующие с зараженными должны иметь возможность обезопасить себя. Но почему государство отказывает в таком праве нам? Скудная статистика на сайте ФСИН — лишь вершина айсберга, говорят правозащитники.

Люди в местах лишения свободы буквально гниют заживо, сгорая от различных смертельных инфекций. Потом они выходят, отсидев свои сроки, иногда по амнистии и УДО. И несут эти инфекции нам.

Самое страшное, что заключенных все же пытаются лечить. Но до конца дело не доводят. Что нужно больному туберкулезом? Эффективные антибиотики, усиленное питание, свежий воздух и хороший моральный настрой. В тюрьмах их пичкают теми лекарствами, что есть в наличии, кормят чем попало, с условиями вообще проблемы. Такая тактика порождает самую страшную форму — мультирезистентный туберкулез.

Фото: Русская планета

Больных мультирезистентным туберкулезом невозможно вылечить обычными препаратами и они годами представляют опасность для окружающих. Вот статистика ВОЗ за 2015 год по количеству больных именно этой формой:

Германия — 0,29 человека на 100 000 населения

Франция — 0,63 человека на 100 000 населения

Италия — 0,2 человека на 100 000 населения

Россия — 42 человека на 100 000 населения

Гондурас — 1,4 человека на 100 000 населения

Афганистан — 9,2 человека на 100 000 населения

Камбоджа — 8,3 человека на 100 000 населения

Намибия — 45 человек на 100 000 населения

На эту статистику многие смотрят равнодушно. Кажется, «нормального человека» это никогда не коснется. Я тоже долгое время так думал, пока два моих друга — молодых здоровых парня — не заразились этой страшной инфекцией.

Они не были маргиналами, оба работали и прилично зарабатывали, жили в теплых квартирах с женами и детьми. Один вообще спортсмен, не курит и не употребляет алкоголь.

Читать еще:  Как отменить незаконную сделку переоформления квартиры?

Лечение обошлось им дорого: потеря трудоспособности на несколько месяцев, постоянный прием препаратов, усиленной питание. И страх. Страх за здоровье близких, рискующих в любой момент слечь от ужасной заразы.

В распространении инфекций виноваты не только тюрьмы. Обнищавшая медицина с ее не-доступностью и не-качеством убивает всякое желание вовремя проходить обследования.

В Севастополе, пока выстоишь очередь на ФЛЮ, поседеешь. К тому же, как показывает опыт моего друга, нет уверенности, что диагноз поставят вовремя: за две недели до того, как в его карточке появилось страшное «туберкулез», он проходит медосмотр. И получил на флюшку успокаивающий оттиск печати «норма».

Пора признать, что мы давно в опасности. И политика замалчивания тюремных реалий и циничные рассуждения о «справедливой каре для презренных каторжан» эти риски только усугубляют.

Туберкулез в тюрьмах

Несмотря на все успехи современной медицины, туберкулез остается одним из самых распространенных заболеваний на планете. Статистика ВОЗ, помимо предоставления конкретных цифр, наглядно подтверждает, что туберкулез был и остается «социальной болезнью» — показатели количества заболеваний на 100 тыс. населения обратно пропорциональны различным показателям богатства и благополучия стран

Россия входит в число 15 стран с очень высокой заболеваемостью туберкулезом (заболеваемость – количество новых выявленных случаев заболевания на 100 тыс. населения). В странах Запада она в 10 раз меньше , чем в России.

Наиболее остро эта проблема наблюдается в пенитенциарных заведениях, где доступ к лечению откладывается из-за времени, требующегося для постановки диагноза (до 3-4 недель). Неукомплектованность препаратами противотуберкулезного действия создает препятствия для эффективного лечения. Не все лекарства и не во всех исправительных колониях доступны заключенным.

Почти половина новых случаев туберкулеза выявляется либо у людей, которые находятся в местах лишения свободы, либо у бывших заключенных. Ежегодно в исправительные учреждения попадают десятки тысяч людей и столько же освобождается.

Многие из освобождающихся – носители актив ного туберкулеза, Даже при условии, что в колонии заключенному оказывается медицинская помощь, часто бывает так, что срок отбывания наказания заканчивается, а курс лечения не пройден до конца.

Так как в России нет программы ресоциализации заключенных, многие из них выходят из колоний фактически на улицу, поэтому и лечение не могут продолжить. Отсутствие необходимой терапии приводит не только к тому, что болезнь прогрессирует, но и к тому, что человек с высокой долей вероятности заразит кого-то еще. Передается туберкулез воздушно-капельным путем.

Численность больных активным туберкулезом, состоящих на учете в пенитенциарных заведениях, значительно сократилась: с 79 431 тысяч человек в 2002 году до 16 879 тысяч человек в 2018 году .

Следует отметить, что количество больных туберкулезом сократилось в три раза не только в учреждениях ФСИН, но и в целом по России.

Причины распространения туберкулеза в тюрьме:

  • большое скопление людей в замкнутом, не проветриваемом пространстве;
  • скудное, несбалансированное по составу белка, жиров и углеводов и минеральных веществ питание осужденных;
  • асоциальный характер части осужденных, к примеру, потребители наркотиков и люди без определенного места жительства.
  • курение
  • отсутствие программ по вакцинации как на свободе, так и в МЛС

Опасность и способы заражения

Основным источником туберкулезной инфекции является человек с открытой формой туберкулеза легких, находящийся без лечения. Процесс заражения происходит воздушно-капельным путем. Для инфицирования достаточно вдохнуть лишь несколько микробов. (« Ты и туберкулез » иллюстрированное пособие для пациентов)

  • Кашель. Сначала сухой, но по мере прогрессирования заболевания становится влажным
  • Лихорадка (повышение температуры выше 38*C длительностью более месяца)
  • Кровохарканье
  • Боль в груди
  • Выраженная ночная потливость
  • Выраженная одышка при физической на груз ке
  • Общая слабость, недомогание
  • Потеря веса

Предположим, что человек в условиях заключения заболел. На первой стадии туберкулез может протекать как обычная затянувшаяся ОРВИ . Простудные заболевания — не редкость в условиях заключения. Сокамерники или «семейники» заключенного начинают «бить тревогу», лишь когда болезнь подозрительно затянулась. Далее осужденного сопровождают в санчасть, и в случае «плохой» флюорографии, там и оставляют, изолируют от остальных. Информация о диагнозе отправляется в управление и осужденный ждет этапа в ЛИУ. Как правило, это занимает еще 1-2 недели.

В зоне риска, таким образом, оказываются от 3-х до 20-ти человек. Все они, как правило, проходят флюорографию, а иногда ставятся на профилактическую диету (на 1 месяц).

Но даже отсутствие больных с открытой формой туберкулеза не защищает от этих бактерий. Мокрота оседает на поверхности помещений, на предметах и вещах.

Научные исследования утверждают , что спящие бактерии могут вновь обрести вторую жизнь, попадая в благоприятную среду.

По словам медиков, в реальных условиях для следственно-арестованных и осужденных из индивидуальных мер доступно не многое.

  1. Самое важное – это не отказываться от регулярных профилактических осмотров, 1 раз в 6 месяцев с обязательным флюорографическим исследованием органов грудной клетки. Это абсолютно безопасно, так используемые цифровые флюорографы являются малодозовыми,
  2. Согласие на индивидуальную химиопрофилактику по эпидемическим показаниям или при уже произошедшем контакте с больным туберкулезом, является залогом вашего здоровья .

Бывшие заключенные делятся своим опытом

Дмитрий ( ст.159 УК РФ , отбывает срок в Ивановской обл. с 2016 г., переболел туберкулезом, многие его знакомые прошли через «тубзону» ФКУ ЛИУ-8 Ивановской обл.)

«Не все лекарства доходят, у осужденных есть информация, что руководство медицинской службы управления ФСИН по области имеет прямую связь с аптеками. И дорогостоящие препараты, предназначенные для заключенных, просто уходят на прилавки аптек.

В самой тубзоне условия хорошие, кормят на порядок лучше, отношение сотрудников лояльное.

В колониях полагается диетическое питание (15 граммов масла и яйцо) — этого питания явно недостаточно. До событий в Украине бывало, что заключенные получали йогурты и фрукты. Однако потом питание было значительно урезано. О сокращении финансирования говорят и сами врачи.

В тубзоне содержится 120 заключенных. 40 из них ожидают актировку . Актировку делают неохотно. Как правило, её проходят в тех случаях, когда у человека уже не остается никаких шансов и его отправляют умирать. В системе очень не любят хоронить заключенных, по всей видимости, это связано со многими проблемам, и прежде всего с отчетностью и показателями.

Еще одна проблема — диагностика. В санчасти отсутствует возможность анализа крови. Нет ограничений лишь во флюорографии — можно делать хоть каждую неделю. Но кому это нужно, это удар по здоровью».

Виктор ( ст. 111 УК РФ , отбывал срок в Бурятии, период 2011—2015 гг.):

«В колонии у нас был туберкулезный отряд (отряд № 8). В нем годами содержались заключенные, переболевшие туберкулезом. Туда же, как правило, распределялись заключенные после лечения в «тубзоне» (ФКУ ЛИУ-5). Наиболее частые случаи заболевания туберкулезом случались именно в этом отряде. Бывало, единовременно обнаруживали туберкулез у 13-14 заключенных, то есть у каждого десятого в отряде. Контингент достаточно суровый, часто отрицательной направленности (сторонники воровских традиций), много большесрочников.

И именно на этот отряд переводили заключенных, чем-либо не угодивших администрации. Это было своего рода «ссылкой». Поскольку условия проживания в этом отряде оставляли желать лучшего, а выход с отряда зачастую был затруднен. Плюс ко всему — значительный риск заболеть туберкулезом. В данном отряде я провел полгода. И это был наиболее спокойный период моего срока — заключенные, прошедшие через различные испытания (в том числе туберкулез) как правило, более спокойные и не склонны к конфликтам и интригам».

Руслан Юхимук-Милославский. Работал до 2011 г. в УФСИН России по Карелии в туберкулезной зоне (ФКЛПУ РБ-2).

«В СИЗО туберкулез не лечат и не диагностируют. Если у обвиняемого, подозреваемого имеются жалобы, то по его письменному заявлению его обязан обследовать врач и направить в специализированное учреждение для диагностики туберкулеза. Больного могут, конечно, вывозить на следственные действия, но только если у него не будет медицинских противопоказаний. Есть тюремные больницы- вот в них лечат туберкулез. В Карелии при любом выявленном случае заболевания отправляют в Медвежьегорск. Я непосредственно был закреплен за туберкулезным отделением. В ЛПУ находилось 2 отделения и отделение торакальной хирургии, там, где непосредственно оперировали».

«Процедура диагностики — это флюорография, это самое распространенное. К примеру, у нас в Медвежьегорске была на базе автомобиля КАМАЗ мобильная рентгеновская установка. И с ней объезжали все колонии. И уже на месте врачи решали, нуждается ли больной в обследовании и лечении на базе больницы или нет.

Да сотрудники болели, человек шесть на моей памяти. В основном болели в конце 90-х годов, когда не платили зарплату и сотрудники на всем экономили. В нулевые заболели два сотрудника, один с устойчивостью к туберкулезу.

Я знаю случаи, когда родственники привозили витамины или лекарства конкретному осужденному. Лекарства находились в процедурном кабинете, и выдавались строго этому осужденному. С этим проблем не было. Для того, чтобы родственники могли привезти лекарства, нужно было заранее получить назначение врача. С этим, по крайней мере, у нас было строго. Другому осужденному эти лекарства точно бы не пошли.

Болезнь не выбирают.

Я на улице, в толпе, встречал бывших осужденных с открытой формой туберкулеза, диагноз которых я знал. Но никто же этого не знает.

«Актировки» постоянно идут. ЛПУ прямо заинтересованно в актировании, так как умершие портят статистику. В среднем 40-50 человек в год активировали в Медвежьегорске. ИУ всегда поддерживало ходатайство об освобождении по болезни.

После актировки у всех судьба разная. В основном устраивали в больницу, если никто из родственников не встречал. Чаще всего, это случаи, когда человек уже при смерти. Но были случаи, когда актировали, а потом актированный приезжал снова по новому уголовному делу. Он не выздоровел. Но и не умер. И даже начинал совершать новые преступления.

Читать еще:  Должностная инструкция администратора стоматологической клиники

По моему мнению, самый опасный туберкулез у бомжей. Как правило, у них небольшие сроки. Их лечат. Но срок заканчивается, а курс лечения нет. На свободе они лечение не продолжают. Через полгода год снова приезжают с новым сроком и мутировавшим туберкулезом. Лекарства первого ряда такой туберкулез не берут. Он выработал иммунитет.

Конечно, многое зависит от регионов. Вот, к примеру, к нам привозили больных туберкулезом из Ленинградской области. И осужденные рассказывали, что их вообще не лечат. Если у тебя нет денег и ты не можешь платить и давать взятки, то тебя никто лечить не будет. Ты никому не интересен. В Карелии в этом плане было порядка больше — и кормили лучше, и само лечение было лучше. В 2001 году, когда я только пришел работать, у нас были сняты все ограничения по посылкам и передачам, и если у человека была возможность, то он вообще мог не питаться в столовой.»

Методы профилактики туберкулеза при контакте с больным

  • Санитарная профилактика при выявлении в семье больного туберкулезом
  • Профилактика туберкулеза при длительном и тесном контакте с бактериовыделителем
  • Общие правила профилактики туберкулеза

Профилактика туберкулеза при контакте с больным крайне важна для того, чтобы обезопасить его семью от заражения и последующего заболевания. Туберкулез — это инфекционная болезнь, попадающая в организм человека с туберкулезной палочкой. Передается она обычно воздушно-капельным путем, при общении, кашле, чихании и поцелуях. После этого бактерии еще долго остаются жизнеспособными, попадая в воздух или оседая на различных предметах — книгах, игрушках, одежде.

Именно поэтому очень важно соблюдать правила профилактики туберкулеза не только в семье, у члена которой установлен этот диагноз, но и в повседневной жизни каждого человека.

Санитарная профилактика при выявлении в семье больного туберкулезом

При выявлении в семье больного туберкулезом в первую очередь подвергаются опасности заражения самые близкие — так называемые контактные лица. Им необходимо ограничить общение с больным, а лучше и вовсе прекратить с ним контакт, а после этого пройти обследование у фтизиатра. Полный комплекс мер предосторожности и профилактики туберкулеза включает следующие пункты:

  1. Необходимо обеспечить изоляцию — госпитализацию и лечение больного туберкулезом.
  2. После этого в помещении, где находился больной, важно провести заключительную дезинфекцию при участии соответствующей дезинфекционной станции.
  3. При окончании срока госпитализации и возвращении больного в этих помещениях часто проводится текущая дезинфекция.
  4. Контактные лица должны регулярно проходить обследования у фтизиатра, а также химическую профилактику, которая заключается в вакцинации и длительном приеме противотуберкулезных препаратов.
  5. Необходимо изучить санитарно-гигиенические правила ухода за больным и улучшить жилищные условия для него.

Профилактика туберкулеза при длительном и тесном контакте с бактериовыделителем

В случае когда близкий и длительный контакт с больным туберкулезом неизбежен (если больной не госпитализирован или после окончания госпитализации микобактерии продолжают выделяться), необходимо строго придерживаться правил профилактики этой болезни:

  1. Контактным лицам в течение длительного периода надо принимать противотуберкулезные препараты и проходить регулярные обследования у фтизиатра.
  2. Контактным лицам и больному необходимо следить за соблюдением правил личной гигиены — регулярно мыть руки, следить за чистотой тела и своевременной сменой одежды, в том числе и нательного белья, стричь ногти.
  3. Контактным лицам при общении с больным следует использовать маски, которые хоть и не обеспечат 100-процентной защиты от заражения туберкулезом, однако помогут снизить количество угрожающих организму бактерий.
  4. И контактным лицам, и тому, кто болен, необходимо обеспечить регулярную текущую дезинфекцию помещения, в котором он находится, с целью уничтожения источника заражения.
  5. Больной должен соблюдать правила поведения при кашле — прикрывать нос и рот ладонью.
  6. Больной туберкулезом обязан знать и соблюдать правила сбора мокроты. Для этого у него должно быть 2 плевательницы, одна из которых, на две трети заполненная дезинфицирующим раствором, должна быть у больного под рукой, а вторая — на дезинфекции. Важно также правильно проводить мероприятия по обеззараживанию мокроты, мочи и кала.
  7. В помещениях, где находится бактериовыделитель, проводится ежедневная влажная уборка и регулярная санация, которая заключается в удалении зараженных частиц из воздуха путем проветривания и ультрафиолетового облучения.
  8. Убирают помещения согласно определенным правилам: пол моют теплым щелочным или содовым раствором; те вещи и стены, на которых осталась мокрота, протирают тряпкой, смоченной в дезрастворе; избавляются от мух.
  9. Необходимо обустроить спальное место больного туберкулезом на отдельной кровати и желательно в отдельной комнате.
  10. Больному выделяются предметы личного пользования, которые подвергаются регулярному обеззараживанию. К таким предметам относятся: одежда, полотенца, одеяла и подушки (нестирающуюся одежду, постельное белье следует обеззараживать в дезкамерах), столовая посуда и т.п.

Общие правила профилактики туберкулеза

Не только родственникам и людям, проживающим в одном помещении с бактериовыделителем, но и каждому человеку необходимо знать основные принципы профилактики туберкулеза.

Поскольку возможность заболевания этой болезнью напрямую зависит от общего состояния здоровья и соблюдаемой гигиены, есть ряд правил, которых необходимо придерживаться в повседневной жизни всем:

  • соблюдать правила личной гигиены дома и в общественных местах;
  • регулярно проводить влажную уборку и проветривание помещений дома, на работе и в других общественных местах;
  • питаться полноценно, обогатить свою пищу витаминами, избегать фастфуда и другой нездоровой пищи;
  • оберегать себя от стрессов;
  • заниматься спортом и физической культурой;
  • закаляться;
  • чаще пребывать на свежем воздухе;
  • ограничивать общение с кашляющими и даже просто простуженными людьми;
  • отказаться от таких вредных привычек, как алкоголь и курение;
  • регулярно проходить процедуры специфической профилактики — флюорографические осмотры для взрослых и противотуберкулезные прививки для детей.

Именно эти простые и всем известные правила помогут обеспечить надежную защиту и взрослого, и детского организма от такого серьезного заболевания, как туберкулез. Предупредить болезнь куда лучше, чем лечить ее.

«Тюрьма стерилизует»: как (не) лечат заключенных

Чем и почему болеют заключенные

Самое распространенное среди заключенных инфекционное заболевание — туберкулез. Он очень быстро распространяется в таких местах из-за ослабленного иммунитета арестантов и осужденных. Юрист «Руси Сидящей» Мария Чащилова объяснила ОВД-Инфо , что это, в первую очередь, связано с окружающей средой: камеры обычно сырые и холодные, часто еще и с плесенью. К тому же заключенных плохо кормят, что тоже сказывается на их сопротивляемости инфекции.

После заражения туберкулез может долго протекать без серьезных симптомов — иногда человек несколько месяцев просто кашляет. Поэтому для выявления болезни на ранней стадии необходимо регулярное обследование.

Лечится туберкулез тяжело и долго. Согласно Большой медицинской энциклопедии (БМЭ), в среднем выздоровление после начала лечения наступает через год. И это при хорошей комплексной терапии, важная часть которой — образ жизни и питание. Если не диагностировать туберкулез вовремя, болезнь может привести к осложнениям и летальному исходу.

На втором месте в списке самых частых болезней — вирус иммунодефицита человека (ВИЧ), в том числе и на последней стадии — СПИД. ВИЧ можно заразиться, например, при незащищенном сексе или использовании нестерилизованных шприцев, игл и других предметов, которые соприкасаются с кровью. По мнению Чащиловой, в заключении чаще всего заболевают потребители наркотиков: шприцы стоят дорого, поэтому одну иглу могут делить между собой сразу несколько заключенных.

Распространенность вируса связана и с низким качеством диагностики, а иногда и полным ее отсутствием. При доставлении в СИЗО у арестованного обязаны взять основные анализы — на ВИЧ, сифилис, гепатит. Через шесть месяцев врачи должны сделать повторные тесты, так как в течение полугода после заражения анализы могут не показать наличие инфекции. Чащилова утверждает, что часто сотрудники ФСИН проводят только первичное исследование или вообще не проводят ни одного.

Третье место по распространенности занимает цирроз — заболевание, при котором происходит деформация и изменение ткани определенного органа. С течением времени болезнь приводит к нарушению работы каждой системы организма. Некоторые виды заболевания, например, цирроз печени, могут закончиться смертью.

Считается, что в циррозе печени всегда виноват алкоголь. Однако к циррозу может привести неправильное лечение другого заболевания или просто низкое качество жизни. Кроме того, цирроз часто возникает на последней стадии гепатита.

Юрист называет «классической» ситуацией возникновение у заключенного всех трех перечисленных заболеваний сразу. Сотрудница Центра содействия реформе уголовного правосудия Валентина Фридман отмечает, что в основном арестанты и осужденные сталкиваются с менее серьезными, но всё же неприятными заболеваниями. Это, в первую очередь, грипп и ОРВИ.

Практически каждая женщина в СИЗО или колонии сталкивается с гинекологическими проблемами разной степени серьезности. Связано это, в первую очередь, с холодом. Чащиловой известно, что иногда в СИЗО девушек заставляют сидеть на бетонном полу, а в колониях — в мороз идти до бани в одном белье. Фигурантка дела «Нового величия» Анна Павликова во время перевозки из суда в СИЗО застудила яичники. По словам ее матери Юлии Павликовой, девушку везли в неотапливаемой машине с железной скамьей. Когда Анна попала на осмотр к местному гинекологу, та сказала ей: «Ну, а что? Тюрьма стерилизует».

Гинекологические проблемы появились и у Марии Дубовик — другой обвиняемой по тому же делу. Ее мать Наталья Дубовик рассказала, что у Марии также ухудшилось зрение — за время ареста показатель «минус два» сменился на «минус пять с половиной».

Читать еще:  Как происходит взыскание налога на выигрыш?

Обеим девушкам уже на воле врачи объяснили, что заболевания связаны не только с условиями содержания, но и с перенесенным стрессом. Ане даже диагностировали синдром раздраженного кишечника — заболевание, связанное в основном с эмоциональным напряжением и некачественным питанием.

Известно, что сильный и продолжительный стресс нарушает работу почти всех систем организма, а также снижает иммунитет, то есть повышает вероятность заражения любым инфекционным заболеванием.

Кого могут оставить на воле

Существуют перечни заболеваний, с которыми подозреваемого или обвиняемого могут не поместить в СИЗО, а осужденного — отпустить из колонии. Эти два списка примерно похожи, хотя тот, который касается колонии, насчитывает больше пунктов. Нормы, которая обязывает суды отпускать тяжело больных людей, не существует. Закон оставляет это решение на усмотрение судьи.

В обоих документах речь идет о заболеваниях, которые уже находятся уже в терминальной стадии или близкой к ней. Например, о том же туберкулезе или ВИЧ, хотя на поздних стадиях они не всегда поддаются лечению даже на воле. То есть человека отпускают на свободу, только когда болезнь с большой вероятностью закончится смертью.

Закон называет не так много конкретных диагнозов. Чаще он просто отмечает, что людей с «тяжелой формой заболевания» той или иной системы организма стоит оставить на воле, если им требуется специфическое лечение, которое нельзя получить в месте отбывания наказания или ареста. Речь может идти, например, об операции, химиотерапии или лучевой терапии.

Правозащитники отмечают, что иногда суд выносит решения не в пользу больного. Мария Чащилова рассказала о наркопотребительнице, которую приговорили к пяти с половиной годам лишения свободы, несмотря на крайне тяжелую форму ВИЧ. Произошло это просто из-за ошибки следствия, которое не отправило запрос наркологу и не провело медосвидетельствование.

Валентина Фридман одной из главных проблем называет зависимость судей от правоохранителей. Кроме того, медицинская комиссия, обследующая больного, находится под влиянием других сотрудников ФСИН. Поэтому власти могут оказывать давление как на судей, так и на врачей.

По словам правозащитницы, иногда судья может оставить больного в заключении даже из лучших побуждений. К примеру, на свободе его может уже никто не ждать, и тогда позаботиться о тяжело больном человеке будет некому.

Как лечат заключенных

Проблемы с получением медицинской помощи начинаются уже на стадии попыток обратиться к врачу. Принято считать, что в СИЗО условия пребывания гораздо жестче, чем в колонии. Однако с медицинской помощью всё обстоит ровно наоборот.

В СИЗО руководство раз в неделю обходит камеры, и во время этого посещения арестант может передать заявление на получение медпомощи. Чащилова отмечает: «Не всегда проблема решается с первого раза. Но если долбать заявлениями, то не исключено, что помогут».

В колонии дела обстоят сложнее, объясняет юрист: «Если ты заболел, то идешь в медсанчасть, стоишь очередь. Чаще всего большую, иногда на морозе. Попадая к врачу, сталкиваешься с отсутствием специалистов, оборудования и препаратов. Если сильно плохо и стоять не можешь, попадаешь в лечебно-исправительное учреждение, и тут остро встает вопрос размещения. Могут госпитализировать в одну палату с осужденными с открытой формой туберкулеза, например. И вопрос гигиены: еду приносят в посуде, из которой ели люди с открытой формой туберкулеза, и уверенности в ее чистоте нет».

Если есть необходимость в стационарном лечении, арестантов обычно помещают в больницу при СИЗО, осужденных — в медсанчасть колонии или ЛИУ ( лечебно-исправительное учреждение). В гражданские больницы, отмечает Чащилова, людей госпитализируют только в исключительных случаях — например, при получении травмы.

По словам юриста Правозащитного центра «Мемориал» Константина Бойкова, работавшего раньше врачом, многие арестанты и осужденные специально наносят себе серьезные повреждения, чтобы получить медицинскую помощь: прямая угроза жизни — показание для немедленной госпитализации. В беседе с ОВД-Инфо он перечислил несколько способов самоповреждения, доступных заключенным: режут руки, глотают иголки, выпивают слишком много таблеток аспирина, чтобы вызвать внутреннее кровотечение. По опыту Бойкова, такие попытки нередко заканчиваются несчастными случаями: «Вот человек режет себе руки. Если он маленький порез сделает, то его просто перебинтуют и никуда не положат. А если сделает глубокий, то неизвестно, сколько крови вытечет, это очень сложно рассчитать. Иногда не спасают».

В местных больницах подозреваемые, обвиняемые и осужденные сталкиваются с рядом проблем. Первая — отсутствие необходимых препаратов и оборудования. Наталья Дубовик отмечает, ее дочери в изоляторе давали обычные обезболивающие, чтобы на время убрать симптомы болезни, однако никто не работал с источником боли.

Правозащитники рассказывают, что ВИЧ-положительным , к примеру, нужны дорогие тесты и другие комплексные исследования, которые невозможно провести в СИЗО, колонии или ЛИУ. А инсулинозависимым диабетикам местные врачи могут просто не достать подходящего или привычного инсулина.

Вторая проблема — нехватка хороших специалистов. Юлия Павликова рассказала, как в СИЗО ее дочери пришлось объяснять врачу, где находятся почки. Позже, по ее словам, выяснилось, что местный врач раньше работал ветеринаром. Константин Бойков считает, что ФСИН нуждается в дополнительном финансировании и расширении штата специалистов. Сейчас, по его словам, даже если в учреждении работает хороший врач, у него просто не хватает времени на тщательное обследование и лечение всех больных.

По мнению Фридман, проблемы здравоохранения ФСИН не стоит отделять от плачевной ситуации во всей российской медицине. Закупка дешевых неэффективных лекарств, снижение уровня образования врачей, отсутствие общероссийского списка устаревших медикаментов, комплексных обследований, обязательной вакцинации — эти аспекты сказываются не только на заключенных, но и на остальной части населения. Правозащитница считает, что было бы правильным оставить в ведении ФСИН только первичную медпомощь и уход за умирающими людьми, а всё остальное передать гражданской медицине и решать проблемы на глобальном уровне.

Как (не) лечат политзаключенных

Даже самые лучшие врачи находятся в прямой зависимости от руководства учреждения. Поэтому иногда происходит так, что арестантам и осужденным нарочно не оказывают медицинской помощи. В политических делах такие ситуации — не редкость.

У фигуранта дела «Сети»(*) Армана Сагынбаева еще до ареста диагностировали серьезное хроническое заболевание — ему нужно принимать определенные препараты, просто чтобы не умереть. Его мать рассказывала, как следователь уговаривал ее дать интервью НТВ, в случае отказа угрожая ограничить юноше доступ к лекарствам. Женщина поговорила с журналистами, однако позже Сагынбаеву на какое-то время всё же перестали выдавать препараты. Сотрудники СИЗО заявляли, что «не могут найти» выписанное ему назначение.

Бывает так, что человек получает травму или заболевает в результате действий сотрудников ФСИН. Например, когда его избивают или пытают. В таких случаях, по словам Чащиловой, шансы на оказание медпомощи есть, только если потерпевший получил переломы или другие ярко выраженные травмы.

Но иногда даже этого недостаточно. Однажды юрист работала с делом, в котором у мужчины после регулярных избиений разорвалась почка. Его доставили в медсанчасть только через сутки, когда он уже стал систематически терять сознание.

Осужденный правозащитник Сергей Мохнаткин рассказывал, что не смог получить медицинскую помощь после того, как его избили сотрудники колонии. Сначала его отказались принимать в медсанчасти, затем всё же этапировали в больницу ФСИН, но не сделали МРТ и не выполнили другие назначения врачей. Мохнаткин утверждал, что из больницы его выписали в таком состоянии, что он не все помнил от боли.

У фигуранта дела «Сети»(*) Дмитрия Пчелинцева и обвиняемого по делу «Крымских диверсантов» Евгения Панова в СИЗО появились проблемы с зубами. Оба утверждают, что зубы сломались после пыток электрическим током. И оба не получили медицинской помощи: Пчелинцев рассказывал, что медицинские осмотры в изоляторе проводятся формально, а мать Панова вообще говорила об отсутствии в СИЗО врачей и лекарств.

Как умирают заключенные

В феврале замдиректора ФСИН Валерий Максименко заявил, что в СИЗО и колониях появятся паллиативные палаты для смертельно больных. Речь идет о специальных помещениях, в которых врачи уже не будут лечить саму болезнь, а будут только подавлять ее симптомы, снимать боль и ухаживать за умирающим.

Сейчас на терминальной стадии болезни человека могут отпустить, но для этого учреждению нужно отправить документы в суд и дождаться его разрешения. Максименко признал, что арестанты и осужденные часто умирают еще до окончания этой процедуры. По словам чиновника, в 2018 году вернуться домой не успели 732 человека.

Однако Фридман считает, что количество судебных решений в пользу заключенных хоть и медленно, но растет. По ее мнению, это происходит, во-первых , благодаря огромному количество жалоб в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Во-вторых , благодаря рекомендациям Комитета против пыток Совета Европы — теперь у ФСИН есть установка снижать количество смертей в местах лишения свободы. Делать это можно либо с помощью качественного лечения заключенных, либо освобождая смертельно больных до их гибели. Второй способ пока что остается для ФСИН более доступным.

В течение 2019 года ФСИН планирует создать палаты, в которые людей будут переводить, пока они ждут решения суда. Первая хосписная палата уже появилась в краевой туберкулезной больнице Красноярска, которая находится под ведомством ФСИН. Однако во всех остальных регионах лечебно-исправительные учреждения так и остаются последними палатами смертельно больных.

(*)-организация (группировка) запрещена на территории РФ

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector