Играть спектакль на стихи живого поэта
Dolgovnet34.ru

Юридический портал

Играть спектакль на стихи живого поэта

Лучшие Стихи Конкурса Всемирный День Театра 2018

Лучшие стихи конкурса, посвящённого Всемирному Дню Театра

1-е МЕСТО в конкурсе
ПРОХОРОВА ЛЮДМИЛА ФЁДОРОВНА

ПЕТУХ НА КОНЦЕРТЕ

Пригласили как-то Петю
спеть на праздничном концерте.

Взял Петруша партитуру*:
– Это ж для колоратуры*!

– Петя, выручи, родной! –
Соловей у нас больной:
он чихает и хрипит. –
У бедняги ла-рин-гит*.

– Тут же ноты выше крыши!
– Ну споёшь октавой ниже!

– Тут же трели “тьох-тьох-тьох!”
– Замени на “квох-квох-квох!”

Хоть умри, но надо спеть:
на концерте сам Медведь!

– Не дрейфь, Петруха.
Миша очень тугоухий. –
На концертах вечно спит,
а, бывает, и храпит.

***
Вышел Петя на подмостки –
весь нарядный, яркий, броский.
И, забыв про партитуру,
кукарекнул громко сдуру!

А потом запел фальцетом,
“петуха” пустив при этом! .

Все повскахивали с мест:
– Отправляйся на насест!
– Соловей нашёлся! Ха!
– Гнать с концерта Петуха! .

В зале стали так свистеть,
что проснулся и Медведь!

– Что за новенький артист?
Знать, художественный свист.
Громко свищет! Молодец!
Пригласите во дворец!

***
Вот наш Петя во дворце.
Ходит в огненном венце:
он почётный трубадур!
И глава придворных кур.

Королевские пеструшки
говорят ему:
– Петруша,
ну не пой ты на заре! –
Всяк живущий при дворе
спит почти что до обеда! –
Их будить резона нету!

Но Петух – и есть Петух! –
Не послушал добрых клух.
И горланит на рассвете –
будит челядь и . Медведя!

Заорал король:
– В чулан!
Надоел мне горлопан!

А жена ему:
– Мишуля,
прикажи его – в кастрюлю!
Славный выйдет холодец!

Тут бы сказочке конец,
да Петух не оплошал:
на забор – и дёру дал!

***
С той поры никто из Петь
на концерт не ходит петь!

_________________________
* партитура – нотная партия
* колоратура – самый высокий женский голос
* ларингит – воспаление голосовых связок

2-е МЕСТО в конкурсе
ТАМАРА ВТОРОВА

ПОДБОРКА № 4. МУЗЫКАЛЬНЫЙ АПРЕЛЬ

Театр в преддверии премьеры
Гудит, как улей пчёл.
Ещё пусты места в партере,
Но скоро пьеса, что прочёл,
Вдруг оживёт на этой сцене
По мановению пера –
И побежит, как пульс по вене,
Давно забытое вчера.

Апрель-капельмейстер
С утра за работой
Проводит уроки
С большою охотой –
Он учит сосульки
Брать верхнее ЛЯ,
Чтоб в кАпЛЯх капели
Запела земЛЯ!

Утром слышится, сквозь сон,
За окном капели звон.
Молоточки тук-тук-тук.
И выходит странный звук,
Как игра в металлофон.
Интересно, кто же он.
Кто же этот музыкант?
У него к игре талант!
Приоткрыл глаза и вмиг
В эту тайну я проник –
Разыгрался на капели
Зайчик солнечный в апреле!

3-е МЕСТО в конкурсе
ЕЛЕНА ДОЛГИХ

Неприметен по виду гримёр,
Но актёр без него не актёр!
Вот парик и усы – вуаля!
Перед нами портрет короля!

Сеть морщинок и пару штрихов –
Пётр Первый для роли готов!

А вот в театре – посмотрите,
Софиты здесь, прожектор там.
Мой дядя Боря – осветитель,
Тьму разгоняет по углам.
А если надо, то на небе
Луну-красавицу зажжёт.
Эх, осветителем стать мне бы!
Я свет дарил бы круглый год!

Моя бабуля – костюмер
Наряды на любой размер
Шьёт для ковбоев и принцесс.
Всю жизнь с иглой наперевес!
Стежок, за ним стежок другой,
Готово платье за три дня.
Умелой стать хочу такой,
Бабуля, научи меня!

4-е МЕСТО место в конкурсе
ДЯДЯ ИГОРЬ

Сегодня концерт!
Сверкает эстрада!
На сцене с гитарой
Сеньор Авокадо,
На клавишных жгучий
Сеньор Халапеньо,
Лук Репчатый пляшет
(вот это уменье!),
Чеснок закружился,
А с ним Помидор.
Он так раскраснелся!
Прекрасный танцор!
Кинза, почему-то,
Плывёт в ритме вальса.

По вкусу пришлась
Посетителям сальса*.

* Сальса – музыкальный жанр, танец.
Сальса – мексиканский соус.

4-е МЕСТО в конкурсе
ОВЧИННИКОВА ТАТЬЯНА СЕРГЕЕВНА

На полянке, возле леса,
Слышны крики: “Браво! Бис!”
Зайке очень интересно,
Для чего там собрались
Два медведя, три лисицы,
Пять ежей и семь бельчат.
Скоро ночь – зверям не спится.
Почему они кричат?
Потому что на полянке
Удивительный концерт:
Две заморских обезьянки
Демонстрируют балет.
За жете и пируэты,
Арабески и глиссад*
Каждый зритель по букету
Подарить артисткам рад.

Льётся музыка Шопена,
И, приветствуя актрис,
Вновь летят цветы на сцену
Вместе с возгласами “Бис!”

*
ЖЕТЕ. Прыжок с одной ноги на другую
ПИРУЭТ. Вращение вокруг своей оси на полупальцах или пальцах одной ноги
АРАБЕСК. Одна из основных поз, на которых держится классический балет, отличие которой – поднятая назад нога с вытянутым коленом.
ГЛИССАД. Скользящее боковое движение

Очень я люблю балет!
Вот в театре гаснет свет,
Громко музыка играет –
Зал мгновенно затихает,
С нетерпеньем ждёт, когда же
Нам “Щелкунчика” покажут.
Синий занавес из плиса
Поднимается – актрисы
Появляются на сцене
В лёгких платьишках весенних
И танцуют вальс цветов.
Я им хлопаю раз сто,
Или двести, или триста.
Мне бы стать такой артисткой,
Стать бы мне звездой балета
И поймать бы сто букетов,
А быть может, и пятьсот.
Только кто меня возьмёт.
Вот и бабушка сказала,
Что в балет я опоздала,
Что на пенсию пора:
Пять исполнилось вчера.
Буду я. смотреть балет.
.
Ой, уже зажёгся свет!

Как-то корова
(С чего – не пойму?)
Вдруг затянула
Протяжное “МУ”.

Это, наверное,
Сплетням в ответ,
Что у неё
Музыкальности нет,

И артистичность
Подводит слегка,
Да и походка
Не очень легка.

Но – не мешайте
Корове мечтать:
Хочет корова
Артисткою стать,

Чтобы потом –
В продолженье стиха! –
Бабочкой. нежной.
По сцене. порха.

ВСТРЕЧА С ТЕАТРОМ

Ну наконец
Все беды отошли,
И сердце распахнуло
Двери счастью.
Сейчас , сейчас .
Уж музыка звучит
И занавес рванулся
На две части.
Пред нами сцена,
А на ней артист.
О. как же он играет
Вдохновенно!
Все дышит творчеством –
От зала до кулис.
И мы взорвемся ” Браво !”
Непременно.

Эрмитажный театр. Балет.
Вечной юности миг – «Жизель».
Мир исчез, его больше нет,
А на сцене – из чувств метель.
А на сцене парит она –
Королева моей мечты.
Зал притих, звенит тишина,
Лишь по кругу цветы, цветы…
Два часа, словно сладкий сон,
Длится сказка, любви сонет.
И стучат сердца в унисон…
Эрмитажный театр. Балет.

ЛЮДМИЛА ЛЕВИНА 3

День концерта. В этот день,
В тихом и уютном зале,
Музыкальных звуков тень
Притаилась за роялем.
. Только трону я руками
Клавиш чёрно-белый ряд,
Звуки сразу мотыльками
И вспорхнут, и полетят.
И заполнят всё пространство
Звуки музыки моей –
За любовь и постоянство,
Благодарна буду ей.

16. ВАСИЛИЙ ПУЗЫРЁВ. ЛЕСНАЯ АКТРИСА

Тетёрка с выводком в лесу
Однажды встретила лису.
Плутовка знала толк в еде,
И быть бы в том лесу беде,
Но дан тетёркой был сигнал,
И выводок к земле припал,
А мать с опущенным крылом
В сторонку двинулась бочком.
Казалось, что она подранок,
А это хищнику подарок.
За нею бросилась лисица,
Да только улетела птица.
Сумела мать игрой своей
Спасти от гибели детей.

13. ТЕАТР КУКОЛ. АЛЕКСАНДР ФРЕЙФЕЛЬД

(По мотивам «Приключений Буратино»)

– Разудалый Буратино,
Разлюбезный мой Пьеро,
Как тут дивно: ряска, тина,
Пьявки, нежный ветерок.

Здесь Тортилла учудила
Сотню лет тому назад –
Ключик в воду уронила.
Золотой он, говорят.

Вам бы надо было, братцы,
В прудик вместе понырять,
Поискать бы, постараться.
Да вы куклы. Что с вас взять?

Люди славят Буратино
И Мальвину, и Пьеро,
Кто-то кратко, кто-то длинно.
Всё известно, всё старо.

Почему-то, отчего-то
Только бедный Дуремар,
(Или ну его в болото. )
Не любим никем. Кошмар!

А ведь он же, между прочим,
Всем ребятам, не шучу,
Пьявки ставит дни и ночи.
.
Я кричу: «Ура врачу!»

2.ТЕАТРАЛЬНЫЕ ЧАСТУШКИ. БРАМСЕЛЬ БРАМСО

Нынче утром у болота
Собралась лягушек рота:
Объявили общий сбор –
Будет петь болотный хор.

Ну, а дирижёры-цапли
Выпили им кровь до капли,
Всё им криво, всё не так,
Будто цапля петь мастак!

Пригласим-ка в дирижёры
Мишку из Глухого Бора –
Он, хотя и тугоух,
Чтоб реветь, ещё не глух!

На болоте гуси, утки
Пляшут уж вторые сутки –
Чтобы удивить народ
Шустро кружат хоровод!

В камышах Лиса-сестрица
С лисенятами резвится,
Косо смотрит на водицу –
Как бы рыбкой поживиться?!

А Царевна Свет-Лягушка
Горько плачет: “Где же кружка?”
Ей лекарство от тоски
Не налили кулики!

Со всем прочтением: столичные театры отдают сцены стихам и стихотворцам

Редкий московский театр не имеет сегодня в репертуаре полноценного поэтического спектакля или хотя бы не устраивает вечеров поэзии. Что это — мода, оживление афиши, гуманитарная помощь поэтам или насущная потребность самих артистов и режиссеров — разбирался для «Известий» театральный обозреватель Влад Васюхин.

На фоне Пушкина

«Поэзия чадит, да вот не вымирает. » — писал Евгений Евтушенко еще в 1966 году, когда, если верить историческим хроникам, интерес к современным стихам и их создателям был на пике. Сохранившиеся на кино- и фотопленке фрагменты чтений в Политехническом музее и у памятника Маяковскому или спектаклей Театра на Таганке «Антимиры» и «Послушайте!» — такой же символ эпохи, как Гагарин на борту «Востока» или Плисецкая в «Кармен-сюите».

Сегодня «невымиранию» поэзии во многом способствует именно театр, поскольку литературные журналы находятся в состоянии упадка (недавно, к примеру, закрылся журнал поэзии «Арион»), а поэтический сборник — редкий гость на полках книжных супермаркетов — якобы нет спроса. Иногда живых авторов всё же можно увидеть на телеэкране, даже на первой кнопке, правда, обычно это поэты-песенники — от Ларисы Рубальской до Шнура. Или услышать на радио (именно в качестве поэтов), но это развлечение совсем уж для литературных гурманов.

Владимир Маяковский читает поэму «Хорошо» в Политехническом музее

Могут возразить, что существует интернет с его безграничными возможностями для творческого самовыражения, неподцензурных экспериментов и пощечин общественному вкусу. Бесспорно. Но прикоснуться к прекрасному или ужасному, выловить что-то из всемирной сети, не зная имен нераскрученных нынешних авторов, трудно и опытному читателю. Что уж тогда говорить о неофитах. И вот тут в роли «маячка» выступают театры. После удачного спектакля или концерта зритель нередко становится читателем, с удивлением и радостью открывает для себя новые имена и неизвестные тексты, узнаёт, что поэзия может быть и такой, и сякой.

Можно бесконечно спорить, что сами поэты читают плохо, а артисты не понимают смысла, но редкий автор откажется, чтобы его строчки, как писал Андрей Вознесенский, «молодые талантливые глотки орали под гитару». Поэтических спектаклей — разного качества и на любой вкус — в столице сегодня так много, что даже механическое перечисление произведет впечатление. Их играют и в подвалах на полтора десятка мест, и в музеях, и в тысячных залах вроде Дома музыки и МХТ имени Чехова.

Свой профиль

В Москве даже есть как бы «профильный» театр — государственный Театр музыки и поэзии, созданный в 1992 году народной артисткой России Еленой Камбуровой. И хотя его интерес к сегодняшней поэзии ограничивается творчеством Высоцкого, Окуджавы и Кима, им посвящены спектакли, время от времени на трех, пусть и небольших, площадках театра выступают молодые авторы.

Читать еще:  Дадут ли опеку пенсионерам над детьми?

Три года назад появился, но пока не окреп Московский театр поэтов, где авторы — одновременно исполнители своих текстов. «Поэзия — как алкоголь, — признался мне его создатель Владислав Маленко, профессиональный актер, поэт, организатор литпроцесса. — Неслучайно сейчас в Театре поэтов мы готовим новый спектакль, который так и называется «Клуб анонимных поэтов». »

Понятно, что это игра. Разве поэты хотят быть анонимными? Нет, конечно. Даже те, для кого писание стихов — простите за пафос — разговор с Богом, хотят внимания, поддержки, тиражей и премий. Да и публика желает знать героев литературного фронта.

Сергей Маковецкий в сцене из спектакля «Евгений Онегин» в Театре имени Вахтангова

Условно поэтические спектакли можно разделить на несколько направлений. В основе первых — поэма, роман или пьеса в стихах, скажем, «Евгений Онегин» (лучший — в Театре имени Вахтангова), «Маленькие трагедии», «Маскарад» или «Горе от ума» (за Грибоедовым поспешите в «Современник»). Из более близких к нашим дням по времени их написания — цветаевская «Федра» (за этим — в Театр Романа Виктюка) или ахматовская «Поэма без героя» (часть проекта «Гоголь-центра» «Звезда»). Или поставленные Тимофеем Кулябиным в Театре Наций «#cонетышекспира». То есть бесспорная классика. Хотя, скажем, в репертуаре Центра имени Мейерхольда два стихотворных спектакля «Сван» и премьерная «Зарница» созданы по текстам наших современников — Андрея Родионова и Екатерины Троепольской. Но это исключение, чем правило.

Другое направление — поэтические композиции, пользуясь языком виноделов, поэтический купаж, где собрано несколько авторов. Бесспорно, лучший образец — это «Мхатовские чтения», которые делает в МХТ имени Чехова режиссер Марина Брусникина. Они могут быть посвящены дате в календаре, например Рождеству, или юбилею большого поэта, скажем, Вознесенского, или вообще целая «Ночь поэзии». Это всегда стильно, динамично, нескучно, иногда — неожиданно. Одна из самых интересных и талантливых работ на этой стезе — «Из пустоты. (Восемь поэтов)», спектакль с 2014 года идет на сцене Театра имени Ермоловой. Это стихи и проза авторов русского зарубежья. Интерес зрителей во многом гарантирован участием в этом проекте Олега Меньшикова и Владимира Андреева.

Актер Олег Меньшиков на сцене Театра им. М.Н. Ермоловой в спектакле «Из пустоты. »

Один из свежих удачных примеров подобных «сборных» зрелищ — многолюдный «#НеПушкин», выросший из дипломного спектакля. Вчерашние студенты играют его на сцене «Сатирикона». Константин Райкин, художественный руководитель этой постановки, признавался, что на него это высказывание на стыке новой поэзии и музыки произвело сильное впечатление: «Там очень много непривычного, там очень много эпатажного, на грани шокирующего и очень свободного».

С одной стороны, молодые актеры презентуют молодых поэтов, но с другой — благодаря этому они представляют публике и себя самих. Да и почему только молодые? Можно годами ждать роли в репертуарном театре, а можно сделать на скорую руку поэтическую программу с тремя стульями в качестве декорации и иметь успех. Делают и имеют, но. «К сожалению, создатели поэтических спектаклей в театрах плохо знают современную поэзию и стремятся подобрать стихи поэпатажнее, плоские, но дерзкие. Глубокой сильной поэзии в таких спектаклях мало: создатели не доверяют зрителю. Нас учат короткому взгляду, а думать надо — как обычно — о вечном», — считает поэтесса Мария Ватутина.

Художественный руководитель театра «Сатирикон» имени Аркадия Райкина Константин Райкин

Третье направление — моноспектакли. Тут навскидку можно вспомнить Максима Аверина с его «Всё начинается с любви» и Константина Райкина, объединившего любимых авторов под строчкой «Над балаганом небо. ». И Алису Гребенщикову, которая в театре «Практика», имеющем большой опыт поэтических представлений, играет моноспектакль «Все вокруг», стремясь «открыть зрителю, как много красивого, важного и актуального можно найти в современной поэзии». И, конечно, Аллу Демидову! Она давно не играет в драматических спектаклях, и единственная возможность для ее поклонников увидеть знаменитую актрису на сцене — это прийти на одну из чтецких программ. Например, «От Пушкина до Бродского». Нынешние авторы для Аллы Сергеевны закончились на 81-летнем Олеге Чухонцеве. Ее право — кого хочет, того и читает.

По-домашнему

Отдельная история — сольные вечера звезд Театра имени Вахтангова. После открытия в здании Новой сцены Арт-кафе, ставшего еще одной сценической площадкой, можно послушать в почти домашней атмосфере Людмилу Максакову, Юлию Рутберг, Александра Олешко, Ольгу Тумайкину и других.

Еще один вариант приобщиться к поэзии — спектакли, посвященные жизни и творчеству того или иного автора. Как правило, эти байопики выходят за рамки отдельной судьбы и представляют фигуру поэта в контексте времени. И здесь тоже большой выбор — от нашумевшей прошлогодней премьеры «Влюбленного Шекспира» в Театре имени Пушкина или недавно сочиненного мюзикла «Маяковский» на сцене Театра Луны до трех спектаклей в Губернском театре, где Сергей Безруков выходит соответственно в образе Пушкина, Есенина и Высоцкого. Владимиру Высоцкому, кстати, посвящено по спектаклю на обеих «Таганках» (они идут очень давно, порядком разболтались, но публику собирают). Второй чемпион по актерскому вниманию — Иосиф Бродский. К примеру, поэтический перформанс по его стихам регулярно играется в Театральном центре на Страстном.

Актер, режиссер-постановщик Московского Губернского театра Сергей Безруков в роли Владимира Высоцкого в спектакле «Высоцкий»

Уже девять лет в «Мастерской Петра Фоменко» одним из самых дефицитных спектаклей (билеты до 10 тыс. рублей) остается «Рыжий». Он поставлен по стихам и по судьбе Бориса Рыжего, жившего на Урале и покончившего с собой в 26 лет. Жанр обозначен как «музыкальное путешествие из Екатеринбурга в Свердловск и обратно».

А живые поэты, которым не чуждо лицедейство, сами придумывают себе концерты. К примеру, тот же Влад Маленко — с пианистом Борисом Березовским, Глеб Шульпяков с флейтисткой Татьяной Гарай, Андрей Коровин с рок-музыкантом и композитором Александром Александровым (Фаготом), который раньше играл в «Аквариуме» и «Звуках Му». А четыре поэтессы во главе с Анной Аркатовой на разных площадках представляют спектакль по собственным стихам «Кофе на ночь».

Разумеется, очень много поэтических проектов осталось за рамками этого обзора. Пусть их создатели не огорчаются. Ведь интерес к звучащему слову всё равно есть и, как завещал Бродский, «поэзия неизбежна»!

Высоцкий. Глава 60. Павшие и живые

И в Вечном огне — видишь вспыхнувший танк,
Что хочешь увидишь, и это:
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце поэта.

Владимир Высоцкий (из черновиков)


«После победы стало светло…» Спектакль «Павшие и живые», 1974 год. Фото Александра Шпинёва

Спектакль Театра на Таганке «Павшие и живые» не просто занимает особое место в судьбе самого театра и в судьбе Владимира Высоцкого.
Именно с этой постановки фактически началась двадцатилетняя борьба Таганки и Юрия Любимова за право на творчество, на свободный взгляд художника и честный разговор с публикой. И именно для этого спектакля Юрий Петрович впервые специально попросил Высоцкого написать песни.


Театр на Таганке, 1967 год

Мучительная история этого спектакля началась весной 1965 года, когда Таганка была на гастролях в Ленинграде.
Год юбилейный, 20 лет Победы. У Юрия Любимова с подачи Константина Симонова возникает идея сделать постановку на основе стихов молодых поэтов, погибших на фронтах Великой Отечественной и так навсегда и оставшихся 20-летними: Павла Когана, Михаила Кульчицкого, Всеволода Багрицкого и многих других. Вспоминает Вениамин Смехов, исполнявший в постановке роль Ведущего: слушать

Премьера состоялась 4 ноября того же 1965 года.

Актеры играли без грима, играли, с одной стороны, конкретных людей, а с другой – выступали как будто от собственного лица, создавая образ целого военного поколения.
Ведь тогда война для каждого была личным воспоминанием. Фронтовикам было лет по сорок-пятьдесят, а молодые артисты Таганки сами были детьми войны: слушать


«В спектакле «Павшие и живые» есть три дороги, которые сходятся к чаше с Вечным огнём. И по этим дорогам погибшие уходят назад. И выходят всё новые люди, по этим дорогам спускаются к Вечному огню, и потом звучит реквием в их память, и они уходят по дорогам героев назад — в такой красный освещённый задник» (Киев, ДСК-3, 21 сентября 1971 года)
Сцена из спектакля «Павшие и живые», 1982 год. Фото Александра Стернина

На сцене действительно горела чаша Вечного огня.
Причем, еще до того, как Вечный огонь зажгли у Могилы неизвестного солдата. Пожарный инспектор сначала категорически возражал. Открытое пламя в зале – это было немыслимо. Но многолетний соратник Любимова, директор театра и сам фронтовик Николай Лукьянович Дупак убеждал и переубеждал его, как только мог.


«Мы на сцене нашего Театра впервые зажгли Вечный огонь…» ( Владимир Высоцкий )

Наконец инспектор посмотрел спектакль, махнул рукой, дал добро, и, предложив помянуть погибших, коротко сказал: «Огонь беру на себя».


Сцена из спектакля «Павшие и живые», 4 ноября 1965 года. Фото Анатолия Гаранина

Песня на стихи Анатоля Вертинского, а музыку написали Анатолий Васильев и Борис Хмельницкий.


Анатоль Вертинский

Запись из архива Марлены Зимны, и до сего дня эту уникальную пленку не слышал практически никто, кроме самых близких друзей Марлены:

Проблема с пожарной инспекцией была одной из самых мелких среди тех, с которыми столкнулись Юрий Любимов, Николай Дупак и весь коллектив Таганки.
В чем его только не обвиняли. И в том, что в спектакле очень много стихов написаны евреями. И получается какой-то «еврейский спектакль».


Владимир Высоцкий и Вениамин Смехов в спектакле «Павшие и живые», 4 ноября 1965 года. Фото Анатолия Гаранина

Из постановки пришлось выбрасывать сильнейшую новеллу про писателя Эммануила Казакевича.
Он работал в газете и натурально сбежал на передовую. И с одной стороны, за ним вдогонку неслись приказы о наградах за боевые подвиги в разведке, а с другой стороны – его разыскивали энкаведешники. Вот такого сотрудника НКВД невероятно едко, сатирически, с блеском и сыграл Высоцкий. Сыграл так, что через год после премьеры сцену все же пришлось убрать.

Зато осталась новелла об ополченцах, где Высоцкий играет бойца Алёшкина.
Вспоминает Вениамин Смехов: слушать


Владимир Высоцкий и Вениамин Смехов в спектакле «Павшие и живые», 4 ноября 1965 года. Фото Анатолия Гаранина

По замыслу Любимова актеры не раз меняют роли, и Высоцкий в один из моментов играет сразу и Чарли Чаплина, и Адольфа Гитлера.


Владимир Высоцкий в роли Гитлера в спектакле «Павшие и живые».
Ленинград, ДК им. Первой пятилетки, 6-7 июня 1972 года. Фото Александра Укладникова

Чаплин вообще был одним из любимых образов Высоцкого, он прекрасно его изображал, а здесь обращался к залу с подлинной чаплинской речью о трагедии мира в жестокую эпоху, когда пришел фашизм.


Владимир Высоцкий в роли Чаплина в спектакле «Павшие и живые».
Ленинград, ДК им. Первой пятилетки, 6-7 июня 1972 года. Фото Александра Укладникова

Песня немецких солдат: слушать (Макеевка, ДК им.Ленина, 14 марта 1973 года)


Киев, Институт электросварки им. Патона, 14 сентября 1971 года

Любимова упрекали, что из спектакля зрители могут сделать вывод, будто фашизм и сталинизм равны, будто авторы ставят их на одну доску.


Владимир Высоцкий и Вениамин Смехов.
«Мы не делаем никаких гримов, а прямо на сцене мне мой партнёр, который играет Эренбурга, рисует усы, рисует чёлку — и я начинаю играть этого самого бесноватого типа прямо на зрителях». (Горловка, ДК шахты «Кочегарка», 13 марта 1973 года)
Ленинград, ДК им. Первой пятилетки, 6-7 июня 1972 года. Фото Александра Укладникова

Читать еще:  Как составить ходатайство по транспортным расходам?

Со сцены рассказывают историю Всеволода Багрицкого: «В двадцать лет он потерял отца. Ему было пятнадцать, когда арестовали его мать».
И далее цитата из подлинного письма юного поэта, написанного матери в лагерь: мол, очень хочется победить немцев, а еще чтобы «никакие чиновники нам не мешали».

А современные чиновники устраивали просмотр за просмотром, давали рекомендации, какие стихи убрать, а какие в постановку вставить.
Сокращали Ольгу Берггольц и Александра Твардовского, учили правильным интонациям выдающуюся актрису Зинаиду Славину.


Владимир Высоцкий, Леонид Филатов, Вениамин Смехов, Виталий Шаповалов и Таисия Додина в спектакле «Павшие и живые».
Фото из архива Александра Стернина

И при этом порою случались удивительные вещи.
Когда очередная цензурная комиссия, собравшись в зале на просмотр с явным желанием все запретить, в конце аплодировала стоя, а цензоры смеялись и плакали, проникнувшись увиденным на сцене. Но другие чиновники все равно вставляли палки в колеса.

Зонг о десяти ворчунах: слушать (запись 1966 года)

Подлинный автор текста этой песни неизвестен.
Она перекликается и с песнями про «десять негритят» и «десять маленьких индейцев», и с еврейской песней про «десять братьев». Но за исполнение такой песни в нацистской Германии человеку однозначно грозила смерть.


Семен Гудзенко

А под занавес спектакля Владимир Высоцкий выходит на сцену со стихами Семена Гудзенко:

«Нас не нужно жалеть…»: слушать (Химки, ДК «Родина», конец 1975 года)


«Нас не нужно жалеть…» Москва, факультет журналистики МГУ, 19 мая 1979 года

Летом 1965-го обсуждения «Павших и живых» шли беспрерывно!
Пять заседаний в Управлении культуры, в Кировском райкоме партии совместно с партактивом района, на бюро райкома КПСС, на коллегии Министерства культуры СССР в присутствии министра Екатерины Фурцевой, в Отделе культуры ЦК, в военной комиссии Союза писателей.

Внесли два десятка новых правок.
«Разбавили» поэтов-евреев русскими поэтами. Но, слава богу, на защиту Таганки встали Константин Симонов, Булат Окуджава, Георгий Бакланов, Андрей Вознесенский, Лев Копелев, Валентин Плучек. За Театр заступились действительно очень многие порядочные люди. И благодаря, в том числе, и их стараниям Театр на Таганке выпустил одну из самых выдающихся постановок, а со сцены прозвучали стихи, ставшие сегодня классикой, как и вот эти строки Семена Гудзенко:

«Когда на смерть идут – поют…»: слушать (Москва, МВТУ им. Баумана, 6 марта 1976 года)


«Когда на смерть идут — поют…». Фрагмент программы «Московские встречи» (реж. Любомир Левчев). Съемка телевидения Болгарии, октябрь 1975 года

Я благодарю за помощь в подготовке этой программы Светлану Сидорину и наших друзей из Творческого объединения «Ракурс» Валерия Басина, Александра Петракова, Олега Васина и Александра Ковановского.

Мы поздравляем всех ветеранов с Днем Победы и наш отдельный поклон Николаю Лукьяновичу Дупаку.


Николай Лукьянович Дупак. Фото Игоря Данилова

Без его усилий и его подвижничества Юрий Любимову было бы намного труднее строить свой великий Театр.


«Когда на смерть идут — поют…», 1965 год

А в конце нашей истории, как и в конце самого спектакля, прозвучат строки Бориса Слуцкого.


Борис Слуцкий

Строки, которые могли быть написаны только тем, кто сам прошел ту Великую войну и только тогда, когда военные раны еще у всех кровоточили в душе.

«Давайте после драки…»: слушать (Коломна, ДК тепловозостроительного завода, 12 июня 1976 года)

При подготовке программы использованы:
– фотографии из архивов Сергея Алексеева, Олега Васина и Творческого объединения «Ракурс»;
– фонограммы из архивов Александра Петракова и Валерия Басина;
– Элла Михалева, «История одной премьеры»;
– Виктор Бакин, «Высоцкий без мифов и легенд»;
– Марлена Зимна, «От Высоцкого до Джона Брауна, или История одной песни»;
– Юрий Любимов, «Рассказы старого трепача»;
– фрагменты из документального фильма «Золотой век Таганки».


«Сто тысяч дорог позади…» ТВ Болгарии, сентябрь 1975 года

Фрагменты из спектакля «Павшие и живые»:
Новелла «Диктатор-завоеватель» слушать
Песня немецких солдат слушать
Каждый четвёртый (слова Анатоля Вертинского) слушать
Перед атакой (стихи Семёна Гудзенко) слушать
«У каждого поэта есть провинция…» (фрагмент) / Моё поколение (стихи Семёна Гудзенко) слушать
Голос друга (памяти Михаила Кульчицкого) (стихи Бориса Слуцкого) слушать
Дорога (слова Юрия Левитанского) слушать


Братские могилы. Фрагмент съемки Таллинского телевидения, 18 мая 1972 года

Песня немецких солдат слушать (Москва, у Льва Кочаряна, июль 1965 года)


Ноты с авторским заголовком к Песне немецких солдат
Копия предоставлена Сергеем Жильцовым

Попурри из военных песен и стихов слушать (Москва, Театр на Таганке, 22 июня 1978 года, фрагмент спектакля «В поисках жанра»)


Финал спектакля «Павшие и живые». Волгоград, 1966 год. Фото Генриетты Перьян

Творческим объединением «РАКУРС» на протяжении нескольких десятилетий проводится кропотливая работа по поиску, изучению и систематизации документальной кинохроники и видеосъёмок, фотоматериалов и фонограмм, связанных с жизнью и творчеством Владимира Высоцкого.
Уникальные съёмки Владимира Высоцкого, обнаруженные за это время в архивах зарубежных телекомпаний обнародованы в России в 1998 — 2015 годах в документальных фильмах Александра Ковановского, Игоря Рахманова и Олега Васина. Эти работы неоднократно побеждали на фестивалях документального кино в России и Польше, а также были выпущены в виде лицензионных DVD-изданий. Большая часть архивных материалов опубликована на официальном канале «Владимир Высоцкий», где в тематических разделах с ними может ознакомиться любой желающий.
В настоящее время с несколькими телевизионными архивами ведутся переговоры о приобретении и последующем издании обнаруженных в последние годы уникальных съёмок В.С. Высоцкого.

Картотека стихов о театре.
картотека на тему

Картотека стихов для дошкольников о театре. Для мероприятий ко Дню театра – 27 марта.

Скачать:

Вложение Размер
stikhi_o_teatre.doc 63 КБ

Предварительный просмотр:

В ТЕАТРЕ (Агния Барто)

Когда мне было
Восемь лет,
Я пошла
Смотреть балет.

Мы пошли с подругой Любой.
Мы в театре сняли шубы,
Сняли тёплые платки.
Нам в театре, в раздевальне
Дали в руки номерки.

Наконец-то я в балете!
Я забыла всё на свете!

Даже три помножить на три
Я сейчас бы не могла.
Наконец-то я в театре,
Как я этого ждала!

Я сейчас увижу фею
В белом шарфе и венке.
Я сижу, дышать не смею,
Номерок держу в руке.

Вдруг оркестр грянул в трубы.
Мы с моей подругой Любой
Даже вздрогнули слегка.
Вдруг вижу – нету номерка.

Фея кружится на сцене –
Я на сцену не гляжу.
Я обшарила колени –
Номерка не нахожу.

Может, он
Под стулом где-то?
Мне теперь
Не до балета!

Все сильней играют трубы,
Пляшут гости на балу,
А мы с моей подругой Любой
Ищем номер на полу.

Укатился он куда-то.
Я в соседний ряд ползу.
Удивляются ребята:
— Кто там ползает внизу?

По сцене бабочка порхала —
Я не видала ничего:
Я номерок внизу искала
И наконец нашла его.

А тут как раз зажегся свет,
И все ушли из зала.
— Мне очень нравится балет,—
Ребятам я сказала.

НА ШКОЛЬНОМ УТРЕННИКЕ (Агния Барто)

Клоун – на сцене!
Острит он неплохо,
Скажет словечко –
И слышится хохот.

Школа взрывается
Залпами смеха:
Клоун – первоклассница!
Ну и потеха!

Хохот девчонок
Особенно звонок!
Но не смеется
Одна из девчонок.

Что-то нахохлилась
Эта девица:
– Мне неохота
От смеха давиться!

Девочки шепчутся:
– Ей не до смеха,
Танька не терпит
Чужого успеха.

КВАРТЕТ (Агния Барто)

Басню выбрали давно,

Распределили роли,
Решило выступить звено
На утреннике в школе.

Решили девочки прочесть
“Квартет”, такая басня есть.

Светлане роль не подошла:
– Я вовсе не упряма,
Зачем же мне играть осла?
Мне не позволит мама.

Артистки начали шуметь.
Одна кричит: – Она медведь,
А вовсе не мартышка!-
Кричит другая: – Чур-чура,
Сказала я еще вчера –
Я косолапый мишка!

Проходит день и два денька,
Потом проходит пять,
На репетицию никак
Артисток не собрать.

Пришел козел и сел за стол,
Но нету соловья.
– Ну, если так,- сказал козел,
Тогда уйду и я!

Проказница мартышка
Умчалась на каток,
А косолапый мишка,
Схватив свое пальтишко,
Пустился наутек.

То нет мартышки,
То козла
Куда-то тетя увезла,
То мишка косолапый
Ушел на лыжах с папой!

Когда в товарищах согласья нет,
Не прочитать им и “Квартет”.

В ТЕАТРЕ ДЛЯ ДЕТЕЙ (С.Я. Маршак)

Народу-то! Народу!
Куда ни кинешь взгляд, –
По каждому проходу
Идет волна ребят.

Сажают их на стулья
И просят не шуметь,
Но шум стоит, как в улье,
Куда залез медведь.

Из длинного колодца –
Невидимо для глаз –
То флейта засмеется,
То рявкнет контрабас.

Но вдруг погасли лампы,
Настала тишина,
И впереди за рампой
Раздвинулась стена.

И увидали дети
Над морем облака,
Растянутые сети,
Избушку рыбака.

Внизу запела скрипка
Пискливым голоском –
Заговорила рыбка
На берегу морском.

Все эту сказку знали –
О рыбке золотой, –
Но тихо было в зале,
Как будто он пустой.

Очнулся он, захлопал,
Когда зажгли огонь.
Стучат ногами об пол,
Ладонью о ладонь.

И занавес трепещет,
И лампочки дрожат –
Так звонко рукоплещет
Полтысячи ребят.

Ладоней им не жалко.
Но вот пустеет дом,
И только раздевалка
Кипит еще котлом.

Шумит волна живая,
Бежит по всей Москве,
Где ветер, и трамваи,
И солнце в синеве.

Театр! Как много значит слово
Для всех, кто был там много раз!
Как важно и порою ново
Бывает действие для нас!
Мы на спектаклях умираем,
С героем вместе слезы льем.
Хотя порой прекрасно знаем,
Что все печали ни о чем!

Забыв про возраст, неудачи,
Стремимся мы в чужую жизнь
И от чужого горя плачем,
С чужим успехом рвемся ввысь!
В спектаклях жизнь как на ладони,
И все откроется в конце:
Кто был злодеем, кто героем
С ужасной маской на лице.
Театр! Театр! Как много значат
Для нас порой твои слова!
И разве может быть иначе?
В театре жизнь всегда права!

«Волшебный мир – театр» (Григорьева Татьяна Юрьевна)

Театра мир откроет нам свои кулисы,

И мы увидим чудеса и сказки.

Там Буратино, кот Базилио, Алиса

Легко меняются герои, маски.

Волшебный мир игры и приключений,

Любой малыш здесь хочет побывать.

Вдруг превратится в Золушку иль в принца,

И всем свои таланты показать.

Театр, словно чародей, волшебник,

Своею палочкой волшебной проведя,

И вот ребёнок, скромный и застенчивый,

Сегодня вдруг играет короля.

Пусть детство будет словно сказка,

Пусть чудеса творятся каждый миг,

И мир вокруг пусть добрым станет ласковым,

Добро над злом опять пусть победит!

В кукольном театре (цикл стихотворений) Валентин Берестов

На утренник детский
Артисты спешат.
У них в чемоданах
Артисты лежат.

Счастливей артистов,
Наверное, нет:
Мы в куклы играем
До старости лет.
И нету артистов
Несчастнее нас:
Никто нас не видит,
Мы скрыты от глаз.

Превращается рука
И в котёнка, и в щенка.
Чтоб рука артисткой стала,
Нужно очень-очень мало:
Специальные перчатки,
Ум, талант – и всё в порядке!

Эй, белобрысый из первого ряда!
Ты не узнал меня с первого взгляда?
Думаешь: что это за игрушка?
А я – Петрушка!

Остёр колпачок.
Ещё острей язычок.
Ох, и посмеюсь я сейчас над вами,
Да так, что и вы расхохочетесь сами!

На каждый палец
Наденем сапог.
Восемь рук –
Это сорок ног.
Двадцать солдат
Удалого полка.
Смело на битву
Шагают войска!

Из бумажного куля
Можно сделать короля.
Уверяю вас, король
Хорошо сыграет роль.

Я – королева на престоле.
Я создана для этой роли!
Прислали бандеролью
Меня из мастерской
Для этой самой роли –
И больше никакой!

Вот король идёт в поход
За собой войска ведёт:

Сто громадных усачей,
Сто весёлых трубачей

И со связкою мечей
Едет старый казначей.

Воробьишка подлетел
И на эту связку сел,
Увидал картонный меч
И повёл такую речь:
– Меч картонный средь мечей?
– Это чей?
И король ответил смело:
– А тебе какое дело?

Папы, мамы, дяди, тетки
Есть у каждого из вас.
Нет их только у сиротки
По прозванью Карабас.
У несчастного сиротки
По прозванью Барабас
Нет защиты, кроме плетки.
Тихо, куклы! Вот я вас!

Спектакль окончен.
Видеть странно,
Как из-за ширмы, все в огнях,
Встают артисты-великаны,
Держа артистов на руках.

Ночь пришла.
Усталых кукол
Сонный сумрак убаюкал.
Были куклы на тростях,
Оказались на гвоздях.
И висят они, бедняжки,
Как пальто или фуражки,
В темноте и в тишине
Видят публику во сне.

ТЕАТР (Соколова Н.В.)

Поднялся занавес и вот

На сцене Золушка живет.

Грустит, смеется и поет

И после бала принца ждет.

Мы замираем чуть дыша

И музыка так хороша.

Счастливый близится конец,

Венчает Золушку венец.

Щелкунчик бъется как герой.

Он за друзей стоит горой.

Зло строит козни вновь и вновь,

Но побеждает все любовь.

И чары падают и вот

Красавцем-принцем стал урод.

Мы вправду, что ни говори,

Безмерно рады за Мари.

Ничто не вечно под луной

И вслед за радостной волной

Уже катит волна печали,

Хоть мы не верили вначале.

Кружится в танце балерина,

Летит по ветру пелерина

И так изящна, так стройна,

Что сразу видно – влюблена.

Но тает в угольях печи

Как воск на пламени свечи

Любимый и желанный

И мы грустим и как она

Готовы с ветром от окна

Взлететь как чудо птица

И в пламя опуститься.

А сказки длятся – дальше, дальше

В них только выдумка – нет фальши.

Они нас учат честно жить,

Любовью, дружбой дорожить.

Со злом сражаться без оглядки,

Ломать нелепые порядки

И верить в жизни чудеса

(Хотя б на эти два часа).

Театр кукол (Соколова Н.В.)

У нас сегодня с мамой

Давай мне, мама, руку,

Пойдем в театр кукол!

Что я большой – я знаю,

Но кукол обожаю

Смотрю и не могу понять,

Как куклой можно управлять?

Взял рукавичку и надел

И вот уж Петушок запел,

А поменял ты рукавичку

И превратился он в Лисичку!

Но знаю я наверняка –

Актера трудится рука,

И кукла оживает,

Волшебно это превращенье!

И мама смотрит с восхищеньем.

А мы в театр еще пойдем,

И папу мы с собой возьмем!

ТЕАТР (Владимир Миодушевский)

Театр – это мысли свободный полет,
Театр – здесь фантазия щедро цветет.
В театре сердец расплавляется лед.
И чудо рождается здесь
с третьим звонком.

Театр – здесь искусства в едино сплелись.
Театр – здесь мечта и реальность слились.
Театр – здесь все помыслы тянутся ввысь.
И чудо рождается здесь
с третьим звонком.

Театр – и работа, и дом, где живем,
Театр – здесь себя до конца отдаем.
В театре родимся, в театре умрем.
Ведь чудо рождается здесь
с третьим звонком.

Какое чудо — оказаться в сказке

С героями оживших вдруг легенд!

Нас удивляют их костюмы, маски,

Захватывает действия момент.

Они поют, горюют, размышляют…

Накал страстей передается нам.

Игрой своей нам души зажигают.

Искусство их — театр, не балаган.

Сегодня славим мастерство актеров,

Поздравить с Днем театра их спешим,

Гримеров, костюмеров и суфлеров –

Мы всех за волшебство благодарим!

Там есть сцена и кулисы,

И актеры, и актрисы,

Есть афиша и антракт,

И, конечно же, премьера!

Догадались вы, наверно.

Как хорошо, что есть театр!

Он был и будет с нами вечно.

Всегда готовый утверждать

Все, что на свете человечно.

Здесь все прекрасно – жесты, маски,

Костюмы, музыка, игра.

Здесь оживают наши сказки

И сними светлый мир добра.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Данная подборка стихов поможет воспитателю в любых режимных моментах.

Подбрка загадок по алфавиту, а также стихи, пословицы и т. д.

В картотеке представлены стихи , песни, пословицы о дружбе, которые можно использовать в содержании этических бесед, мероприятий , напрвленных на формирование этнотолерантного сознания детей.

картотека стихов с движениями.

Стихи о любви и бережном отношении к земле.

Картотека стихов. Правильное ударение. Стихи- запоминалки. .

Играть спектакль на стихи живого поэта

О театре написано немало стихов, самых разных, порой неожиданных. Детские поэты тоже писали о театре. Специально для наших читателей мы сделали подборку лучших стихов о театре для детей.

А. Барто. В ТЕАТРЕ.

Когда мне было
Восемь лет,
Я пошла
Смотреть балет.

Мы пошли с подругой Любой.
Мы в театре сняли шубы,
Сняли тёплые платки.
Нам в театре, в раздевальне
Дали в руки номерки.

Наконец-то я в балете!
Я забыла всё на свете!

Даже три помножить на три
Я сейчас бы не могла.
Наконец-то я в театре,
Как я этого ждала!

Я сейчас увижу фею
В белом шарфе и венке.
Я сижу, дышать не смею,
Номерок держу в руке.

Вдруг оркестр грянул в трубы.
Мы с моей подругой Любой
Даже вздрогнули слегка.
Вдруг вижу – нету номерка.

Фея кружится на сцене –
Я на сцену не гляжу.
Я обшарила колени –
Номерка не нахожу.

Может, он
Под стулом где-то?
Мне теперь
Не до балета!

Все сильней играют трубы,
Пляшут гости на балу,
А мы с моей подругой Любой
Ищем номер на полу.

Укатился он куда-то.
Я в соседний ряд ползу.
Удивляются ребята:
— Кто там ползает внизу?

По сцене бабочка порхала —
Я не видала ничего:
Я номерок внизу искала
И наконец нашла его.

А тут как раз зажегся свет,
И все ушли из зала.
— Мне очень нравится балет,—
Ребятам я сказала.

С. Маршак. В ТЕАТРЕ ДЛЯ ДЕТЕЙ.

Народу-то! Народу!
Куда ни кинешь взгляд, –
По каждому проходу
Идет волна ребят.

Сажают их на стулья
И просят не шуметь,
Но шум стоит, как в улье,
Куда залез медведь.

Из длинного колодца –
Невидимо для глаз –
То флейта засмеется,
То рявкнет контрабас.

Но вдруг погасли лампы,
Настала тишина,
И впереди за рампой
Раздвинулась стена.

И увидали дети
Над морем облака,
Растянутые сети,
Избушку рыбака.

Внизу запела скрипка
Пискливым голоском –
Заговорила рыбка
На берегу морском.

Все эту сказку знали –
О рыбке золотой, –
Но тихо было в зале,
Как будто он пустой.

Очнулся он, захлопал,
Когда зажгли огонь.
Стучат ногами об пол,
Ладонью о ладонь.

И занавес трепещет,
И лампочки дрожат –
Так звонко рукоплещет
Полтысячи ребят.

Ладоней им не жалко.
Но вот пустеет дом,
И только раздевалка
Кипит еще котлом.

Шумит волна живая,
Бежит по всей Москве,
Где ветер, и трамваи,
И солнце в синеве.

Театр! Как много значит слово
Для всех, кто был там много раз!
Как важно и порою ново
Бывает действие для нас!
Мы на спектаклях умираем,
С героем вместе слезы льем.
Хотя порой прекрасно знаем,
Что все печали ни о чем!

Забыв про возраст, неудачи,
Стремимся мы в чужую жизнь
И от чужого горя плачем,
С чужим успехом рвемся ввысь!
В спектаклях жизнь как на ладони,
И все откроется в конце:
Кто был злодеем, кто героем
С ужасной маской на лице.
Театр! Театр! Как много значат
Для нас порой твои слова!
И разве может быть иначе?
В театре жизнь всегда права!

Н. Соколова. ТЕАТР.

Поднялся занавес и вот
На сцене Золушка живет.
Грустит, смеется и поет
И после бала принца ждет.

Мы замираем чуть дыша
И музыка так хороша.
Счастливый близится конец,
Венчает Золушку венец.

Щелкунчик бъется как герой.
Он за друзей стоит горой.
Зло строит козни вновь и вновь,
Но побеждает все любовь.

И чары падают и вот
Красавцем-принцем стал урод.
Мы вправду, что ни говори,
Безмерно рады за Мари.

Ничто не вечно под луной
И вслед за радостной волной
Уже катит волна печали,
Хоть мы не верили вначале.

Кружится в танце балерина,
Летит по ветру пелерина
И так изящна, так стройна,
Что сразу видно – влюблена.

Но тает в угольях печи
Как воск на пламени свечи
Любимый и желанный
Солдатик оловянный.

И мы грустим и как она
Готовы с ветром от окна
Взлететь как чудо птица
И в пламя опуститься.

А сказки длятся – дальше, дальше
В них только выдумка – нет фальши.
Они нас учат честно жить,
Любовью, дружбой дорожить.

Со злом сражаться без оглядки,
Ломать нелепые порядки
И верить в жизни чудеса
(Хотя б на эти два часа).

Т. Григорьева. ВОЛШЕБНЫЙ МИР—ТЕАТР.

Театра мир откроет нам свои кулисы,
И мы увидим чудеса и сказки.
Там Буратино, кот Базилио, Алиса
Легко меняются герои, маски.

Волшебный мир игры и приключений,
Любой малыш здесь хочет побывать.
Вдруг превратится в Золушку иль в принца,
И всем свои таланты показать.

Театр, словно чародей, волшебник,
Своею палочкой волшебной проведя,
И вот ребёнок, скромный и застенчивый,
Сегодня вдруг играет короля.

Пусть детство будет словно сказка,
Пусть чудеса творятся каждый миг,
И мир вокруг пусть добрым станет ласковым,
Добро над злом опять пусть победит!

Н. Соколова. ТЕАТР КУКОЛ.

У нас сегодня с мамой
Культурная программа.
Давай мне, мама, руку,
Пойдем в театр кукол!
Что я большой – я знаю,
Но кукол обожаю
Смотрю и не могу понять,
Как куклой можно управлять?
Взял рукавичку и надел
И вот уж Петушок запел,
А поменял ты рукавичку
И превратился он в Лисичку!
Но знаю я наверняка –
Актера трудится рука,
И кукла оживает,
Поет, переживает
Волшебно это превращенье!
И мама смотрит с восхищеньем.
А мы в театр еще пойдем,
И папу мы с собой возьмем!

ВОСПОМИНАНИЕ О ДЕТСКОМ ТЕАТРЕ.

То не сцена –
Таинственный сказочный лес!
Он из детства,
Он полон весёлых чудес!

Там встречали зверей –
Неразлучных друзей
И с волшебною палочкой
Фею полей.

Братец Ёжик с сестрёнкой
Ежинкой под веткой.
Встреча с Птицею
Сказочной, яркою, редкой.

Танец Эльфов воздушных,
Плачь Котят непослушных,
Муравей под грибком,
Воробей с Петушком.

Там герои поют!
Там тепло и уют!
Там артисты подарки
Гостям раздают!

А закончен спектакль –
Пригласят всех на чай.
Будь артист ты иль зритель –
Никогда не скучай!

ДЕТСКИЙ ТЕАТР.

Любимый наш театр
Со сценою-малышкой,
Он сказку открывает
И дружит с детской книжкой.

Весёлые артисты –
Совсем не велики,
И в возрасте артисты –
От трёх до десяти.

Талант они раскроют
До донышка души –
Прекрасные артисты,
Хотя и малыши!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector