Отказ от дактилоскопической экспертизы
Dolgovnet34.ru

Юридический портал

Отказ от дактилоскопической экспертизы

Следствию не удалось создать прецедент по привлечению к административной ответственности за отказ от прохождения дактилоскопической регистрации

Адвокат в Новосибирске – Новости – Адвокатская практика Спиридонова М.В. – Административные дела – Следствию не удалось создать прецедент по привлечению к административной ответственности за отказ от прохождения дактилоскопической регистрации

Следствию не удалось создать прецедент по привлечению к административной ответственности за отказ от прохождения дактилоскопической регистрации

В данной статье я хочу рассмотреть вопрос, касающийся привлечения к административной ответственности по ст. 17.7 КоАП РФ – умышленное невыполнение законных требований следователя в результате отказа обвиняемого от прохождения дактилоскопической регистрации.

Предыстория:

Мною осуществлялась защита доверителя по ч. 2 ст. 146 УК РФ. После ознакомления с материалами уголовного дела, следователь обратился к обвиняемому и предложил дать образцы пальцев рук, на что следователю был задан вопрос: «А для каких целей это нужно?». Следователь не пояснил для чего ему нужны были отпечатки, но сказал, что если обвиняемый не хочет давать образцы пальцев рук, то может письменно от этого отказаться. Мой доверитель написал письменный отказ, после чего мы покинули кабинет следователя.

Через некоторое время уголовное дело было возвращено прокурором района для производства дополнительного следствия. После этого ранним утром к моему доверителю пришел участковый уполномоченный и пояснил, что в отношении него будет составлен протокол об административном правонарушении за то, что последний отказался от прохождения обязательной дактилоскопической регистрации, тем самым совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 17.7 КоАП РФ.

Версия стороны защиты:

Ознакомившись с протоколом об административном правонарушении были выявлены очевидные нарушения, допущенные при его составлении. Так было выявлено, что событие административного правонарушения датировалось датой предъявления обвинения, но не датой окончания ознакомления с материалами дела, когда фактически обвиняемый отказался дать отпечатки пальцев.

Далее я ознакомился с материалами административного дела в суде, где обнаружил интересные документы, а именно рапорт следователя, который был составлен по факту отказа от прохождения дактилоскопической регистрации. Интересен был данный рапорт тем, что в нем указывалась фраза, что по окончанию расследования уголовного дела обвиняемый отказался от прохождения дактилоскопической регистрации. Соответственно данный факт ставил под сомнение дату совершения вменяемого административного правонарушения.

После ознакомления с административным материалом, было составлено ходатайство, в котором указывалось, что производство по делу об административном правонарушении должно быть прекращено по следующим основаниям:

  1. Отсутствует событие административного правонарушения:

В качестве обоснования данного довода было указано, что мой доверитель в дату, указанную в качестве даты совершения административного правонарушения, был приглашен следователем для предъявления обвинения. После предъявления обвинения в порядке, предусмотренном УПК РФ, мой доверитель был допрошен в статусе обвиняемого, после чего следователь пояснил, что следственное действие окончено и он может быть свободен. В указанный день следователь не предлагал, не просил моего доверителя предоставить образцы пальцев рук, не выносил постановления о получении образцов пальцев рук, либо каких-либо иных процессуальных документов, свидетельствующих о необходимости обвиняемого предоставить образцы пальцев рук, либо пройти обязательную дактилоскопическую регистрацию. В качестве подтверждения данного довода была дана ссылка на рапорт следователя, из которого следовало, что отказ был произведен после окончания расследования уголовного дела, соответственно в другую дату, отличную от указанной в протоколе. Кроме того, окончание расследования уголовного дела производилось следователем в другом здании, нежели предъявление обвинения, а соответственно место совершения предполагаемого нарушения также не совпадало с указанным в протоколе. Таким образом, дата, время и место совершения административного правонарушения, указанные в протоколе об административном правонарушении, не соответствовали фактическим обстоятельствам дела, а соответственно отсутствует событие административного правонарушения.

  1. Отсутствует вина в совершении административного правонарушения:

В качестве обоснования данного довода было указано, что после составления протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь без вынесения какого-либо уведомления, разъяснения сути своих действий сказал, что хочет взять у обвиняемого образцы пальцев рук (дактилоскопировать последнего), при этом не объяснил для чего ему это необходимо и в каких целях он хочет получить образцы.

Об ответственности за отказ от дачи образцов пальцев рук (дактилоскопирования) следователь обвиняемого не уведомил, его права и обязанности в связи с осуществляемыми действиями не разъяснил. Более того, следователь вообще не пояснил суть своих действий, а сразу же сам предложил написать отказ от дактилоскопирования, сославшись на ст. 51 Конституции РФ.

Существенным юридическим аспектом, влияющим на определения вины лица, привлекаемого к административной ответственности, является следующее: как не разъяснив ответственность за отказ от прохождения дактилоскопирования можно привлекать лицо к административной ответственности за такой отказ.

Если бы следователь разъяснил суть своих действий, уведомил обвиняемого об ответственности, разъяснил его права и обязанности, то тогда, возможно, можно рассуждать о наличии состава ст. 17.7 КоАП РФ, но так как следователь не выполнил указанных действий, то и ответственности обвиняемый (лицо, привлекаемое к административной ответственности) нести не может.

Обратное нарушало бы все принципы права. Ведь нельзя привлечь лицо за заведомо ложный донос, отказ от дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, если не была разъяснена соответствующая ответственность. Аналогичная ситуация и в рассматриваемом деле.

Следователь грубым образом нарушил положения ФЗ «О полиции». Так, согласно п.п. 2 п. 4 ст. 5 ФЗ «О полиции», сотрудник полиции обязан: в случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы, разъяснить ему причину и основания применения таких мер, а также возникающие в связи с этим права и обязанности гражданина. В соответствии с п. 2 ст. 9 ФЗ «О полиции», действия сотрудников полиции должны быть обоснованными и понятными для граждан. Таким образом, следователь отдела полиции не разъяснил обвиняемому суть своих действий, его права и обязанности, возникающие в связи с указанными действиями, а также ответственность за отказ от предоставления образцов пальцев рук, а соответственно не выполнил требования, предусмотренные ФЗ «О полиции» (п.п. 2 п. 4 ст. 5, п. 2 ст. 9 ФЗ «О полиции»).

При изложенных обстоятельствах в действиях доверителя отсутствует вина в совершении деяния, подпадающего под признаки административного правонарушения.

Судебное заседание:

На первом судебном заседании суд занял достаточно жесткую позицию по отношению к лицу, привлекаемому к административной ответственности. Мною было заявлено ходатайство о приобщении к материалам административного дела уведомления об окончании следственных действий, что в очередной раз ставило под сомнение дату совершения административного правонарушения. Далее было заявлено ходатайство о вызове следователя для допроса в качестве свидетеля.

На следующем судебном заседании был допрошен следователь, которому были заданы вопросы, касающиеся даты, времени, места где обвиняемому было предложено дать отпечатки пальцев рук (пройти дактилоскопирование). Кроме того, было выяснено, что обвиняемому не разъяснялись права, обязанности и ответственность, возникающие у него в связи с предложением следователя.

Итог по делу:

После получения от свидетеля положительных для защиты ответов на поставленные вопросы, изучения материалов дела, суд постановил законное и обоснованное решение – производство по делу об административном правонарушении прекратить за отсутствием события правонарушения. Таким образом, было удачно разрешено данное дело, а попытка следствия создать прецедент по привлечению к административной ответственности без должных на то оснований не увенчалась успехом.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Можно ли отказаться от дактилоскопии?

О последнем случае принудительной дактилоскопии сообщило “Еврорадио”.

Молодого человека выволокли из машины, надели наручники, отвезли в Управление внутренних дел и “откатали” пальчики насильно. При этом, по словам парня, он считает, что милиция не имела право проводить с ним такую процедуру, так как год назад дактилоскопическую регистрацию он уже прошел. Также 14 ноября многие интернет-сайты сообщили об избиении милицией некоего Филиппа Кирдуна, который отказывался сдавать отпечатки пальцев в связи с религиозными взглядами. Насколько правомерны действия сотрудников милиции и граждан?

Согласно статье 7 Закона Республики Беларусь “О государственной дактилоскопической регистрации”, обязательной государственной дактилоскопической регистрации подлежат:

– граждане, призываемые и поступающие в добровольном порядке на воинскую службу в Вооруженные Силы Республики Беларусь, а также призываемые на альтернативную службу;

– граждане, проходящие военную службу в государственных органах, в которых предусмотрена военная служба, других войсках и воинских формированиях Республики Беларусь;

– граждане Республики Беларусь, проходящие службу или работающие в органах внутренних дел, в профессиональных аварийно-спасательных службах, в налоговых органах, таможенных органах, государственной инспекции охраны животного и растительного мира при президенте Республики Беларусь, органах финансовых расследований КГК РБ, органах прокуратуры;

– члены экипажей воздушных, морских и речных судов Республики Беларусь;

– лица, работающие на опасных производственных объектах;

– граждане, иностранные граждане и лица без гражданства, признанные недееспособными или ограниченные в дееспособности по решению суда;

– граждане, иностранные граждане и лица без гражданства, подозреваемые (обвиняемые) в совершении преступления либо осужденные за совершение преступления;

– лица, состоящие на профилактических учетах в органах внутренних дел, лица, в отношении которых применены принудительные меры безопасности и лечения, предусмотренные УК РБ, а также лица, совершившие административные правонарушения, за которые предусмотрена ответственность в виде административного ареста;

– иностранные граждане и лица без гражданства, подлежащие депортации или высылке из Республики Беларусь;

– иностранные граждане и лица без гражданства, прибывшие в Республику Беларусь и обратившиеся с ходатайством о предоставлении статуса беженца или дополнительной защиты в Республике Беларусь либо убежища в Республике Беларусь в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь, за исключением несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, либо иностранные граждане и лица без гражданства, обратившиеся за получением разрешения на постоянное проживание в Республике Беларусь, за исключением несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, а также иностранных граждан и лиц без гражданства старше 60 лет;

Если физическое лицо подпадает под одну из указанных категорий, то такое лицо обязано пройти обязательную дактилоскопическую регистрацию. В основном обязанности по проведению такой обязательной “пальчиковой” регистрации возложены на органы внутренних дел.

Читать еще:  Прописка в крыму за деньги

Согласно п. 4 статьи 7 указанного закона, отказ граждан, подлежащих обязательной дактилоскопии, влечет наступление правовых последствий, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь.

Для сотрудников силовых структур и иных государственных органов, перечисленных выше, отказ от этой обязательной процедуры является основанием для расторжения контракта и увольнения со службы.

Для простых граждан прямой ответственности за не прохождение обязательной дактилоскопии законодательными актами не предусмотрено. В то же время, при определенных обстоятельствах действия таких граждан могут быть квалифицированы по статья 23.4. Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях “Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий”, что влечет наложение штрафа в размере от двадцати до пятидесяти базовых величин или административный арест.

Также необходимо отметить, что для привлечения к административной ответственности правоохранительные органы должны зафиксировать факт отказа гражданина от указанной процедуры после предъявления сотрудником милиции законного требования явиться для этого в указанный день и час.

При этом милиционеры не имеют право принудительно доставлять граждан для проведения обязательной дактилоскопической регистрации. В то же время, если совершено административное правонарушение, например, неповиновение законному требованию работника милиции, такой гражданин может быть доставлен в территориальные органы милиции. И к такому гражданину при определенных обстоятельствах может быть применена физическая сила и специальные средства.

Применить физическую силу и специальные средства милиционеры имеют право, только в том случае, если иным способом выполнить, задачу по проведению обязательной дактилоскопической регистрации не представляется возможным. В том числе согласно ст. 28 Закона Республики Беларусь “Об органах внутренних дел” милиционеры могут применить наручники для пресечения неповиновения или сопротивления законным требованиям сотрудника органов внутренних дел.

Понятно, что не существует каких-то объективных, установленных законодательством критериев, которые могли бы четко сказать, что без применения специальных средств, милиция не могла выполнить возложенные на нее задачи, в том числе по проведению обязательной дактилоскопической регистрации. Поэтому вопрос правомерности или неправомерности применения милиционерами физической силы и специальных средств, большей частью опирается на субъективную оценку ситуации вышестоящими органами милиции, прокуратурой или судом.

В любом случае у граждан, подпадающих под обязательную дактилоскопическую регистрацию, нет прямого права отказаться от указанной процедуры по религиозным мотивам или в связи с тем, что год назад с ним такую процедуру уже провели. Если граждане считают, что обязательная дактилоскопическая регистрация нарушает их конституционные права, либо милиция вышла за пределы своих полномочий, у таких граждан есть только один путь доказать свою правоту – суд.

Можно ли отказаться от дактилоскопии?

О последнем случае принудительной дактилоскопии сообщило “Еврорадио”.

Молодого человека выволокли из машины, надели наручники, отвезли в Управление внутренних дел и “откатали” пальчики насильно. При этом, по словам парня, он считает, что милиция не имела право проводить с ним такую процедуру, так как год назад дактилоскопическую регистрацию он уже прошел. Также 14 ноября многие интернет-сайты сообщили об избиении милицией некоего Филиппа Кирдуна, который отказывался сдавать отпечатки пальцев в связи с религиозными взглядами. Насколько правомерны действия сотрудников милиции и граждан?

Согласно статье 7 Закона Республики Беларусь “О государственной дактилоскопической регистрации”, обязательной государственной дактилоскопической регистрации подлежат:

– граждане, призываемые и поступающие в добровольном порядке на воинскую службу в Вооруженные Силы Республики Беларусь, а также призываемые на альтернативную службу;

– граждане, проходящие военную службу в государственных органах, в которых предусмотрена военная служба, других войсках и воинских формированиях Республики Беларусь;

– граждане Республики Беларусь, проходящие службу или работающие в органах внутренних дел, в профессиональных аварийно-спасательных службах, в налоговых органах, таможенных органах, государственной инспекции охраны животного и растительного мира при президенте Республики Беларусь, органах финансовых расследований КГК РБ, органах прокуратуры;

– члены экипажей воздушных, морских и речных судов Республики Беларусь;

– лица, работающие на опасных производственных объектах;

– граждане, иностранные граждане и лица без гражданства, признанные недееспособными или ограниченные в дееспособности по решению суда;

– граждане, иностранные граждане и лица без гражданства, подозреваемые (обвиняемые) в совершении преступления либо осужденные за совершение преступления;

– лица, состоящие на профилактических учетах в органах внутренних дел, лица, в отношении которых применены принудительные меры безопасности и лечения, предусмотренные УК РБ, а также лица, совершившие административные правонарушения, за которые предусмотрена ответственность в виде административного ареста;

– иностранные граждане и лица без гражданства, подлежащие депортации или высылке из Республики Беларусь;

– иностранные граждане и лица без гражданства, прибывшие в Республику Беларусь и обратившиеся с ходатайством о предоставлении статуса беженца или дополнительной защиты в Республике Беларусь либо убежища в Республике Беларусь в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь, за исключением несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, либо иностранные граждане и лица без гражданства, обратившиеся за получением разрешения на постоянное проживание в Республике Беларусь, за исключением несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, а также иностранных граждан и лиц без гражданства старше 60 лет;

Если физическое лицо подпадает под одну из указанных категорий, то такое лицо обязано пройти обязательную дактилоскопическую регистрацию. В основном обязанности по проведению такой обязательной “пальчиковой” регистрации возложены на органы внутренних дел.

Согласно п. 4 статьи 7 указанного закона, отказ граждан, подлежащих обязательной дактилоскопии, влечет наступление правовых последствий, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь.

Для сотрудников силовых структур и иных государственных органов, перечисленных выше, отказ от этой обязательной процедуры является основанием для расторжения контракта и увольнения со службы.

Для простых граждан прямой ответственности за не прохождение обязательной дактилоскопии законодательными актами не предусмотрено. В то же время, при определенных обстоятельствах действия таких граждан могут быть квалифицированы по статья 23.4. Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях “Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий”, что влечет наложение штрафа в размере от двадцати до пятидесяти базовых величин или административный арест.

Также необходимо отметить, что для привлечения к административной ответственности правоохранительные органы должны зафиксировать факт отказа гражданина от указанной процедуры после предъявления сотрудником милиции законного требования явиться для этого в указанный день и час.

При этом милиционеры не имеют право принудительно доставлять граждан для проведения обязательной дактилоскопической регистрации. В то же время, если совершено административное правонарушение, например, неповиновение законному требованию работника милиции, такой гражданин может быть доставлен в территориальные органы милиции. И к такому гражданину при определенных обстоятельствах может быть применена физическая сила и специальные средства.

Применить физическую силу и специальные средства милиционеры имеют право, только в том случае, если иным способом выполнить, задачу по проведению обязательной дактилоскопической регистрации не представляется возможным. В том числе согласно ст. 28 Закона Республики Беларусь “Об органах внутренних дел” милиционеры могут применить наручники для пресечения неповиновения или сопротивления законным требованиям сотрудника органов внутренних дел.

Понятно, что не существует каких-то объективных, установленных законодательством критериев, которые могли бы четко сказать, что без применения специальных средств, милиция не могла выполнить возложенные на нее задачи, в том числе по проведению обязательной дактилоскопической регистрации. Поэтому вопрос правомерности или неправомерности применения милиционерами физической силы и специальных средств, большей частью опирается на субъективную оценку ситуации вышестоящими органами милиции, прокуратурой или судом.

В любом случае у граждан, подпадающих под обязательную дактилоскопическую регистрацию, нет прямого права отказаться от указанной процедуры по религиозным мотивам или в связи с тем, что год назад с ним такую процедуру уже провели. Если граждане считают, что обязательная дактилоскопическая регистрация нарушает их конституционные права, либо милиция вышла за пределы своих полномочий, у таких граждан есть только один путь доказать свою правоту – суд.

Дактилоскопия и правовая незащищенность верующего человека. Памятка для православных, отказывающихся от дактилоскопии. Протоиерей Игорь Прилепский

Поводом для написания этой статьи послужил следующий факт: 5 июля 2011 г. решением Вилейского районного суда я оштрафован на 700 тыс. бел.руб. по статье 23.4 КоАП РБ с формулировкой “неподчинение законному требованию сотрудника правоохранительных органов” – я отказался от проведения обязательной дактилоскопии, положенной мне как военнообязанному. С чисто юридической точки зрения вся процедура составления протокола об административном правонарушении и самого суда прошла на законном уровне и на законных основаниях. Однако у меня, как православного священнослужителя, возникает масса вопросов о этической стороне как некоторых положений самого закона РБ о дактилоскопической регистрации, так и практического применения этого закона.

Закон РБ “О государственной дактилоскопической регистрации” принят в ноябре 2003 г., претерпел с тех пор несколько поправок и дополнений, последнее из которых (январь 2010 г.) ввело в круг подлежащих обязательной дактилоскопической регистрации практически все работоспособное (больше это касается мужской части) население РБ, т.е всех военнообязанных. Для разъяснения этого положения необходимо сказать, что, согласно статье 1 Закона РБ”О воинской обязанности и воинской службе”, военнообязанными считаются состоящие в запасе Вооруженных сил РБ. Согласно 69-й статье этого же Закона, предельный возраст состояния в запасе варьируется в зависимости от воинского звания состоящего в запасе – от 50 лет (рядовой состав) до 65 лет (высшие офицеры). Система воинского учета построена так, что состоящий в запасе при достижении указанного в рассматриваемой статье Закона предельного возраста переводится последовательно из 1-го разряда запаса во 2-й, из 2-го в 3-й, и затем уже снимается воинского учета и отчисляется из списка военнообязанных.

Вернемся к Закону РБ “О государственной дактилоскопической регистрации” и попробуем рассмотреть его с этической точки зрения. 2-я статья этого Закона гласит, что “государственная дактилоскопическая регистрация проводится в целях установления или подтверждения личности человека”. Сразу можно поставить вопрос – зачем нужна идентификация личности по отпечаткам пальцев, когда для этого существуют паспорта? Ответ дает статья 12 рассматриваемого закона, перечисляющая области применения дактилоскопической информации. Суммируя этот перечень, можно сказать следующее – идентификация личности по отпечаткам пальцев нужна тогда, когда нет возможности применить паспорт, или этот паспорт поддельный. Когда нет возможности применить паспорт? Если исключить достаточно редкие случаи отсутствия паспорта (потерял, не взял с собой) при необходимости срочной идентификации личности, то остаются три варианта – или мы имеем дело с преступностью (сюда же подпадает случай поддельного паспорта), или с невменяемым человеком, или есть необходимость идентифицировать неопознанный труп. В последнем случае речь идет о человеке, ставшем или жертвой преступления, или жертвой несчастного случая, а определить его личность другим способом просто некому (потенциально под эту категорию подпадают все, деятельность которых связана с опасностью – стихийной, социальной, или иной (см.п. 1.1 – 1.5 статьи 7 рассматриваемого закона). Таким образом, можно составить краткий перечень потенциальных случаев, требующих установления личности с помощью дактилоскопии – опасная деятельность (большая вероятность перехода в невменяемое состояние или гибели), преступность, невменяемость, жертва.

Читать еще:  Работа в выходной день сколько часов можно работать

Исключим из вышеуказанного перечня достаточно редкие для общей массы людей случаи опасной деятельности и невменяемости. Это – объективные реально существующие условия жизни, и для этих случаев необходимость сбора дактилоскопической информации не вызывает сомнения (мне известен даже шофер-дальнобойщик, добровольно прошедший дактилоскопию). Так же не вызывает сомнения эта необходимость для объективно существующих случаев нарушения Уголовного Кодекса. Если вышеуказанные категории исключить, то остается только одно – потенциальная преступность или жертва. Вот здесь, на мой взгляд, и кроется этическая проблема закона РБ “О государственной дактилоскопической регистрации”. Сформулировать ее можно следующим образом – этим Законом (если быть точнее – п.1.11 7-й статьи)подавляющее большинство населения Республики Беларусь причислено к категории потенциальных преступников или к категории потенциальных жертв.Этическую сторону данной ситуации комментировать нет смысла – она ясна каждому думающему человеку. На мой взгляд, этим положением Закона наносится серьезный удар этическо-нравственной составляющей общественной жизни, что явно способствует дестабилизации нашего общества.

Факты, подтверждающие последнее положение предыдущего абзаца, мне приходится неоднократно наблюдать в реальной жизни. Одним из таких фактов является этическая сторона способа применения рассматриваемого закона. Насколько мне известно (так было и в моем случае), при обращении к людям сотрудники милиции говорят о том, что дактилоскопия обязательна для всех – Закону, мягко говоря, это не соответствует. На суде я упомянул об этом факте как о прямом обмане, и получил разъяснение, согласно которому говоря так, сотрудники милиции исполняют внутреннее распоряжение МВД, и, следовательно, обмана здесь нет. Вынужден согласиться – обмана нет, но есть попытка подчинить человека, не служащего в МВД, внутреннему распоряжению МВД, что, естественно, никаким законом не может быть подтверждено. В этой связи так же возникает вопрос – почему при обращении ко мне, гражданину Республики Беларусь (и не только ко мне) с предложением сдать отпечатки пальцев сотрудник милиции ссылается не на соответствующий Закон РБ, а на внутреннее распоряжение МВД, и говорит при этом о том, что у нас совершены теракты (имея ввиду события в Минске во время праздника на Октябрьской площади) и другие преступления? Я попал в список подозреваемых? (а где же тогда презумпция невиновности?) Извините – такой подход к делу есть ничто иное, как унижение моей человеческой чести и достоинства. В этой связи напомню принцип проведения государственной дактилоскопической регистрации (п.2 статьи 4 рассматриваемого закона) – проведение государственной дактилоскопической регистрации не должно унижать честь, достоинство и деловую репутацию человека. О деловой репутации священнослужителя в этой связи не хочется и говорить. Доходит до комичного – при обращении к одному из моих знакомых (уважаемому мужчине тогда 59-летнего возраста, давно уже вышедшему из состава военнообязанных), сотрудник милиции сослался на большое количество совершаемых преступлений, в числе которых есть и изнасилования! Можете себе представить, сколько времени понадобилось этому моему знакомому, чтобы придти в нормальное расположение духа после такого разговора.

Конец последнего абзаца привел нас к следующему важному пункту нашей темы о этической стороне способа применения закона о дактилоскопической регистрации. Речь идет как о принуждении к дактилоскопии, так и о прямом устрашении – это и слова типа “тогда вами займутся соответствующие органы”, и напоминание о возможном за отказ от дактилоскопической регистрации немалым штрафом – все это я испытал на себе (последнее неоднократно). Так же неоднократно применялся некоего рода психологический “бросок” – всего лишь сдай отпечатки, и все, у тебя больше нет никаких проблем!

Итак, в нашем достаточно поверхностном списке – искажение законного порядка, нарушение презумпции невиновности, принуждение, устрашение, психологическая обработка – этическая сторона такого рода методов в комментариях не нуждается, а о причинах такого положения, думаю, стоит задуматься руководству соответствующих государственных ведомств.

Понимаю, что приведенный выше критический анализ этической стороны связанных с дактилоскопией проблем без указания путей выхода из создавшейся ситуации будет бесплодным. Что касается самого закона РБ “О государственной дактилоскопической регистрации”, то никаких этических вопросов не возникало бы, если бы:

– законом вводилась добровольная дактилоскопическая регистрация для всех, исключая случаи нарушения Уголовного Кодекса (здесь, как это и имело место ранее, должен работать принцип обязательности);

– законом вводился порядок, согласно которому соответствующими органами проводилась бы активная разъяснительная работа, направленная на убеждение каждого конкретного человека в необходимости прохождения дактилоскопической регистрации.

По поводу применения рассматриваемого Закона пожелание одно – очень хотелось бы видеть рядом юридически компетентных и просто грамотных сотрудников правоохранительных органов.

Мы до этого, видимо, пока что не доросли.

Завершая данную статью, хотелось бы отметить еще одни важный факт нашей действительности. Согласно 4-й статье рассматриваемого Закона, “государственная дактилоскопическая регистрация проводится с соблюдением прав и свобод граждан, установленных Конституцией Республики Беларусь”. Согласно 31-й статье нашей Конституции, “каждый имеет право самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещенных законом”. Мой отказ от проведения дактилоскопии напрямую связан с моими убеждениями, связанными с отношением к религии – говоря проще, с моими религиозно-этическими убеждениями. Подробное описание этого момента требует отдельной статьи, кратко же могу сказать, что для меня намазывание рук черной краской (что необходимо при применяемом у нас методе дактилоскопии) есть символическое погружение в пучину беззакония, творящегося в наше время в нашем обществе – эти беззакония на мой взгляд есть ни что иное, как очередная некоего рода экспериментальная репетиция времен прихода антихриста.

О том, что я отказываюсь от дактилоскопии исходя из моих религиозно-этических воззрений, я прямым текстом говорил как приходившим ко мне сотрудникам милиции, так и на суде. Естественно, что судья указывал мне на абсолютную необходимость соблюдения государственных законов, на что я, что так же естественно, отвечал, что для меня, как верующего, и к тому же священнослужителя, и к тому же осознающего всю безмерную глубину своей греховности, существует более высокий Закон – Закон совести. Но – в существующей у нас юридической системе, построенной, образно говоря, по механическому принципу вращающихся шестерен, я, как верующий и исповедующий свою веру, оказался в данном случае абсолютно незащищенным. Реальности нашего современного бытия таковы, что исполняющие государственный закон сотрудники милиции и суда, опять-таки образно говоря, сцеплены этим законом, как шестерни в механической системе (т.е. не могут вращаться свободно без поломки самой системы): составляя протокол об административном правонарушении, милиционер говорит, что он только исполняет приказ начальства (которое, в свою очередь, исполняет приказ вышестоящего начальства), дающий штраф судья – что он только исполняет закон, и так далее. А в самом государственном законе, похоже, полностью отсутствуют “шестерни”, способные защитить меня как верующего и исповедующего свою веру. Я не юрист, мои знания законодательства ограничены, но то, что мне известно (что подтверждается поведением судьи на моем суде), позволяет говорить о том, что в законодательстве не существует ни одной статьи, способной в создавшейся ситуации реально защитить меня как верующего человека. Что остается делать мне в этой ситуации, если она не изменится? Так как отказ от моих религиозно-этический взглядов для меня неприемлем, то остается возможная вероятность полного обнищания моей многодетной семьи, так как статью, по которой я оштрафован, можно применять ко мне многократно вплоть до достижения мной 55-летнего возраста, т.е еще 9 лет.

Брать средства для уплаты штрафа из моего малочисленного прихода я не могу – этих средств едва хватает на необходимые приходские нужды (ремонт храма и др.) и содержание моей семьи. Остается искать сторонний заработок или продавать имеющиеся вещи и поддерживать этим бытие нашей обедневшей материально (и, видимо, духовно, что крайне скорбно) государственной системы, что мне и придется делать уже завтра – штраф необходимо уплатить в течение месяца. Таковы печальные реалии нашей действительности. Не следует понимать мои последние слова так, что я прошу материальной помощи – на сегодня в этом нет необходимости. Эти слова нужно понимать так, что у меня просто исчезли некоторые иллюзии – относительно реальной государственной юридической защиты моей личной религиозности, реальной государственной поддержки моей многодетной семьи, просто обычной реальной правовой защищенности. Крепнет только вера настоящему нашему Защитнику и Спасителю Господу Иисусу Христу (призывающему нас всех к покаянию), Его Пречистой Матери, и всем нашим православным Святым – к этой вере призываю всех, дочитавших мою статью до конца. Простите меня, грешного, если кого-то обидел своими словами.

Отказ от дактилоскопической экспертизы

Мотивы дачи заведомо ложного заключения в зависимости от конкретных обстоятельств разрешаемого дела могут повлиять на меру наказания. Поэтому при расследовании и разрешении подобных дел необходимо установить также конкретные мотивы совершения преступления.

Читать еще:  Сколько часов можно находится за рулем без остановки

К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях.
П обратился в суд с вышеуказанной жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой просит отменить Постановление следователя -заместителя начальника СО УФСКН России по Калининградской области Т. об отказе в удовлетворении ходатайства о производстве дактилоскопической судебной экспертизы упаковок наркотического средства, добровольно выданного Е ДД.ММ.ГГГГ, и назначить вышеуказанную экспертизу в рамках уголовного дела №, по которому он является обвиняемым. Выражая несогласие с Постановлением следователя, заявитель указал, что считает необоснованным выводы следователя о том, что проведение экспертизы нецелесообразно, поскольку следователь не обладает специальными познаниями и не может сделать вывод о наличии либо отсутствии следов рук на упаковках наркотических средств.

О судебной экспертизе по уголовным делам

Заведомо ложное заключение эксперта, отказ или уклонение эксперта от дачи заключения — Экспертиза в суде по уголовным делам — А.Я.

Согласно ст.30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лицами, указанными в статьях 25.1-25.5 КоАПРФ, вынесенное судьей – в вышестоящий суд.

При оценке заключения, следует учитывать и то, что оно может оказаться ошибочным или неправильным. Причинами этого могут быть как объективные факторы (эксперту представлены не подлинные объекты), так и субъективные (в случае недостаточной квалификации эксперта, использования не апробированной на практике методики, умышленного искажения полученных фактических данных, связанного с личной заинтересованностью эксперта и др.).

Случаи, когда дактилоскопическая регистрация является обязательной

Мне, Краснову Сергею Сергеевичу, в соответствии со ст. 14 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» разъяснены права и обязанности эксперта, предусмотренные ст.ст. 16, 17 указанного Закона.
Постановлением мирового судьи судебного участка № 89 Ханкайского района от ДД.ММ.ГГГГ Баюров А.В. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.7 КоАП РФ (умышленное не выполнение законных требований дознавателя) и назначено наказание в виде штрафа в размере 1000 рублей.
В целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта (статья 70, пункт 2 части 1 и часть 2 статьи 198 УПК РФ) в определении (постановлении) о назначении экспертизы необходимо указывать наименование экспертного учреждения (пункт 60 статьи 5 УПК РФ), в котором должна быть произведена экспертиза, а при невозможности производства экспертизы в этом учреждении — вновь выносить определение (постановление) о назначении экспертизы в другом экспертном учреждении. По ходатайству указанных лиц дознаватель, следователь, суд обязаны сообщать фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем государственного судебно-экспертного учреждения поручено производство экспертизы.
В соответствии со статьей 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Отказ от дактилоскопической экспертизы

Обратить внимание судов на необходимость наиболее полного использования достижений науки и техники в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы во всех случаях, когда для разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Если же проведение исследования не требуется, то возможен допрос специалиста.
Кроме того, обязательной дактилоскопической регистрации подлежат принимаемые на работу в систему органов внутренних дел, наркоконтроля, налоговой, миграционной служб, министерства по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороны, службы судебных приставов, противопожарных и таможенных органов, органах государственной охраны; учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы; федеральной службы безопасности и внешней разведки, следственного комитета; спасатели и члены экипажей воздушных судов государственной, гражданской и экспериментальной авиации Российской Федерации.

Ошибочный положительный вывод в том случае, когда должен был быть сделан отриц вывод. Ограниченное количество частных признаков(менее 10) и отсутствие общих, при этом частные определяются не достоверно. К тому же в следе могут не отобразиться характеристики, отличающие его от сравниваемого отображения. При работе с такими следами эксперт может быть излишне, мотивирован на положительный результат желанием помочь в расследовании преступления, что в совокупности с объективными трудностями обусловленными сложностью дактилоскопического материла, и создает условия для ошибочного вывода. В судебном заседании представитель Р. требования жалобы поддержал в полном объеме, и пояснил, что поскольку личность Баюрова А.В. была установлена данными паспорта, то дактилоскопирование было необязательно.

При рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ на отказ следователя и дознавателя в удовлетворении ходатайства подозреваемого или обвиняемого, его защитника об установлении посредством производства следственных действий обстоятельств, имеющих, по мнению заявителей, значение для уголовного дела, судья проверяет, не были ли нарушены права участников уголовного судопроизводства при принятии такого решения (часть 4 ст. 159 УПК РФ).

Если же эксперт в результате исследования приходит к неправильному выводу вследствие заблуждения, научной неподготовленности, небольшого практического опыта, некомпетентности, невнимательности, неполноты исследования, спорных научных положений, ошибочного анализа, он не подлежит привлечению к уголовной ответственности. В подобных случаях к нему применяются меры дисциплинарного взыскания. Ошибочный отриц вывод в том случае, когда должен был сделан положительный вывод. Основанием для отрицательного вывода являются расхождения в отображениях сравниваемых папиллярных узоров, обнаруженных в ходе сравнительного исследования этих объектов. Ошибочный идект вывод эксперт формулируют, как правило, в случаях, когда он оценивает как несовпадающие признаки, которые на самом дела к строение папиллярных узоров не относятся: -привнесены в строение папиллярных узоров в ходе жизнедеятельности (рубцы, признаки заболеваний); — возникли в результате особенностей механизма следообразования и следовыявления.

Дело № 12-58/2013

У руководителя отдела полиции имеется график личного приема, на котором необходимо подать жалобу на бездействие. Не исключаю вариант, что на кирпичах отпечатков пальцев не будет, но вот на банках вполне могут остаться. И еше, участковый не может проводить экспертизу отпечатков пальцев, НО ОБЯЗАН изъять эти осколки и отправить на исследование. Мотивы дачи экспертом заведомо ложного заключения различны: корыстная заинтересованность, ревность, зависть, вражда, карьеризм, дружба, жалость, родственные отношения и т. п.

А он и не вправе это делать самостоятельно, да и, возможно, не умеет. И инструментария соответствующего (крминиалистического чемоданчика) нет у него по штату.
Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения (подразделения) федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, предусмотренные статьей 11 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Все о экспертизах отпечатков пальцев

Экспертные ошибки дактилоскопической идентификации по своей частите встречаемости и причинам в значительной степени различаются для различных следов (простые – четкое отображение дельты и центра, 12 деталей строения папиллярных узоров; средние – центр и дельта отобразились не четко, достаточно достоверно можно выявить не менее 12 признаков; сложные – центр и дельта не определяются, выявлено меньше 12 признаков). При решении идентификационной задачи для первых двух групп следов допустимы ошибки только малоопытными экспертами при отсутствии соответствующего контроля со стороны их руководителей. А вот при работе со сложными следами ошибка может быть обусловлена именно особенностями отображения папиллярного узора в следе.

Проводят снятие отпечатков пальцев и дальнейшую обработку информации в органах полиции, ФСБ, федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, федеральных миграционной и налоговой службах, органы внешней разведки или по их поручению органы внутренних дел и др.

И вот уже в рамках проверок по заявлениям Вы вместе с другими жильцами можете коллективно обратиться к руководителю отлела полиции на бездействие участкового уполномоченного.
Ошибки в диагностики свойств человека (антропологические характеристики – пол, возраст, рост, пропорции), патологические анатомо-физиологические свойства и заболевания.

Для начала необходимо собственникам поврежденных транспортных средств написать заявления по факту порчи их имущества. Заявления будут щарегистрированы и по ним начнется проверка в порядке статей 144-145 УПК РФ. Также, матери ребенка тоже необходимо обратиться в полицию по факту возникновения угрозы жищни и здоровью несовершеннолетнего ребенка.
Эксперт привлекается к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения независимо от того, наступил ли при этом или не наступил какой-либо результат, принял ли суд данное заключение как полноценный источник доказательств или не принял, было ли на основании заключения эксперта лицо привлечено к уголовной ответственности или уголовное дело было прекращено производством, был ли вынесен оправдательный или обвинительный приговор.

Потожировые отпечатки, подходящие для идентификации по ним личности, остаются лишь на гладких поверхностях. На осколках стела — вполне возможно.

Под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «О некоммерческих организациях», осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами.

Дознаватель не разъяснил требования закона, поэтому, мотивируя свое решение об отказе от дактилоскопирования, полагал, что данная процедура не обязательна, поскольку личность была установлена данными паспорта.

Целью данного мероприятия является не только предупреждение, раскрытие и расследование преступлений и административных правонарушений. Большое значение получение отпечатков пальцев имеет также для розыска без вести пропавших лиц, установления личности неопознанного трупа, установления личности граждан, не способных по состоянию здоровья или возрасту сообщить о себе, подтверждение личности.

Старший эксперт ЭКЦ УМВД России по г. Энску майор полиции Краснов Сергей Сергеевич, имеющий высшее техническое образование, стаж экспертной работы по специализации «дактилоскопическая экспертиза» девятнадцать лет на основании постановления о назначении судебной химической экспертизы, вынесенного «01» сентября 2013 г. старшим дознавателем отделения дознания отдела полиции УМВД России по г. Энску старшим лейтенантом полиции О.С. Ивановой, по материалам уголовного дела № 01 произвел дактилоскопическую экспертизу следов пальцев рук, изъятых с рукояти ножа.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector