Могу ли я отказаться идти на голосование?
Dolgovnet34.ru

Юридический портал

Могу ли я отказаться идти на голосование?

Рабочий вопросЧто делать, если на работе заставляют идти на выборы?

Как быть, если начальник требует голосовать за определенную партию

The Village с помощью экспертов продолжает находить ответы на рабочие вопросы. В преддверии единого дня голосования мы решили узнать, может ли работодатель просить агитировать и что делать, если заставляют голосовать.

Григорий Мельконьянц

сопредседатель совета движения в защиту прав избирателей «Голос»

Кого заставляют голосовать

Заставить голосовать можно как работников бюджетной сферы, так и сотрудников коммерческих организаций. Когда это происходит в бюджетной сфере, то в этом напрямую задействованы различные департаменты и министерства — например, образования, социальной защиты, ЖКХ. Они дают распоряжения (нередко в письменном виде), которые спускаются вниз по структуре.

Но бывают коммерческие компании, руководители или собственники которых идут на выборы. Они не обязательно связаны с властью, но тоже могут своих сотрудников привлекать для агитации, работы в штабах или голосования. Это выходит за пределы трудового законодательства. В этих случаях будет проще добиваться справедливости, потому что, как правило, это оппоненты действующей власти.

Зачем заставляют брать открепительные

Работника могут попросить взять открепительное удостоверение. Если сотрудник проживает в другом избирательном округе, в другой части города или в регионе, то, голосуя в другом месте, он теряет право проголосовать за губернатора, одномандатников, депутатов законодательного собрания (если такие выборы проводятся) в его округе.

Причина, по которой его просят это сделать, — искажение результатов голосования. Таким образом обеспечивается гарантированная явка сотрудников, потому что, если сотрудник будет голосовать по месту жительства, будет непонятно, придет он или нет, за кого проголосует и так далее. Бывают случаи, когда сотрудников запугивают тем, что открепительное удостоверение имеет номер и можно узнать, за кого человек проголосовал. Психологически на людей это действует.

Это происходит потому, что существует не только партийная конкуренция, но и конкуренция внутри списка в региональных группах за число избирателей. Если в регионе нужно увеличить количество избирателей в абсолютном выражении, которые проголосовали за партийный список, то тем самым можно увеличить количество депутатов от региона. Поэтому, например, людей из Московской области часто вынуждают голосовать в Москве.

Также не исключено, что на каких-то участках, которые будут организованы на предприятиях и где будут голосовать по открепительным, избирателям выдадут бюллетени, которые им не положены (например, за кандидатов по одномандатному округу).

Подобные технологии имеют несколько этапов. Работнику не рассказывают сразу весь алгоритм действий, которые он должен совершить. Например, на первом этапе работника принуждают получить открепительное удостоверение и отчитаться об этом (сообщить номер, сделать ксерокопию или даже отдать открепительное). Так работодатель формирует базу людей. На втором этапе — перед днем голосования — избирателю даются конкретные инструкции.

Зачем повышают явку

Есть определенные противоречия между федеральной и региональной установками. Федеральная власть не заинтересована в скандалах, ей не нужны громкие факты принуждения и фальсификаций, потому что это бросает тень на легитимность выборных органов и подрывает доверие к власти. Поэтому федеральная власть транслирует публичные установки на прозрачность и честность.

У региональных властей другие приоритеты. Существует конкуренция не только между партиями, но и между регионами. Каждый регион заинтересован в том, чтобы получить наибольшее количество депутатов в Госдуме. Местные чиновники могут попробовать повысить явку, используя свой административный ресурс. Они могут задействовать незаконные технологии — давление, подкуп и многое другое. Для региональной власти очень важно, чтобы явка в регионе была максимально большой: это свидетельствует о поддержке действующей власти населением. Низкая явка может быть воспринята центром как плохая работа и низкое доверие к местным властям.

Что еще может сделать работодатель

Работодатели могут объявить 18 сентября рабочим днем. Тогда все сотрудники обязаны прийти на работу и централизованно проголосовать. Очевидно, что рабочий день фиктивный, а основная работа будет заключаться лишь в голосовании. Также людей могут заставлять агитировать своих друзей и знакомых, потребовать, чтобы они обязались привести на выборы какое-то количество людей. Работодатели могут собирать списки членов семей работников, которые будут голосовать. Могут также выдавать сотрудникам листовки или другие агитационные материалы для распространения, что тоже является незаконным.

За участие или неучастие во всех этих действиях предусмотрены либо поощрения, либо санкции. Безусловно, у работодателя много инструментов, чтобы оказывать давление на работников. Это и обещание премий, например тринадцатая зарплата или отгулы, или, наоборот, дискриминация человека — невыплата премий или даже увольнение.

Сейчас к нам приходят сигналы из разных регионов. Например, Мособлизбирком официально обратился в ЦИК, чтобы привлечь внимание к тому, что Москва высасывает избирателей из Московской области: сотрудников строительной сферы обязывают получать открепительные удостоверения. После того как «Голос» привлек внимание к этой теме, даже мэр Москвы Сергей Собянин выступил против массовой выдачи открепительных удостоверений. Сейчас технология давления на избирателей применяется достаточно широко, примерно в тех же масштабах, что и на выборах в 2011 году, но менее публично.

Как лучше действовать работнику

Конечно, существуют разные технологии того, как можно отчитаться, если заставляют голосовать, но не в ущерб своей свободе. Есть голосование ниткой (недавно в интернете появилась картинка-инструкция о том, как отчитаться перед работодателем и сделать свободный выбор при помощи нитки. — Прим. ред.) или пленкой, когда на пленке рисуется галочка, кладется на квадратик и фотографируется. Наверное, в тех случаях, когда избиратель не может сопротивляться, это лучше, чем голосовать под давлением.

Но при этом если люди не сопротивляются таким технологиям и позволяют себя унижать, то это будет продолжаться и после выборов в обычной жизни. Если власть понимает, что она не честно избралась, то точно также будет относиться к избирателям в дальнейшем. Депутаты будут ответственны не перед гражданами, а перед администрацией, которая обеспечила нужный результат.

У человека большое количество возможностей сообщить о том, что его заставляют голосовать. Есть электронная форма Рострудинспекции, через которую можно отправить сообщение. Работодателю будет неприятно, если к нему заглянет инспекция, потому что она может параллельно найти массу других нарушений. Уже сейчас на сайте Рострудинспекции есть сигналы о том, что работодатели принуждают сотрудников к участию в выборах.

Есть возможность сообщить в Центральную избирательную комиссию. Председатель ЦИК Элла Памфилова очень внимательно относится к этим сигналам. Одно дело, если об этом пишет один человек, другое — когда сигналы приходят из разных мест. Тогда эту проблему будут решать совсем на другом уровне. Каждый человек считает, что такое происходит только с ним, а с остальными нет, поэтому очень важно, чтобы люди об этом сообщали.

За консультацией можно обратиться в «Голос» на горячую линию по телефону 8–800–333–33–50 или сообщить на карту нарушений. Важно, чтобы поведение сотрудника было грамотным. Необходимо, чтобы он смог максимально задокументировать факты давления. Это может быть аудио- или видеозапись инструктажа, фотография или копия документа, где даются такие указания. И это могут быть свидетельские показания. Если избиратель готов отстаивать свои права, просто информируя инстанции о том, что происходит, он уже делает большое дело.

Полина

Москва (имя изменено)

Личный опыт

Я работаю в полугосударственной компании в газовой отрасли. Меня заставляют голосовать в первый раз, так как я работаю тут недавно. Наш начальник сказал, что от вышестоящего руководства поступило распоряжение взять открепительные, и нам нужно это сделать. По электронной почте скинул информацию, как на сайте ЦИК найти адрес и телефон избирательного участка. Я поехала в рабочее время за 100 километров от МКАД. Когда приехала в избирательную комиссию, то там было много таких, как я. А работницы избирательной комиссии спрашивали: «Вас тоже на работе заставили? А то к нам много таких приезжает». В городах поближе к Москве, куда поехали мои коллеги, в избирательных комиссиях были очереди по 50 человек, и, чтобы ее пройти, надо было отстоять минимум полдня.

На работе полученный открепительный талон отсканировали и куда-то отправили. Пока сказали, что голосовать можно за кого хочешь. Но в то, что им надо всего лишь обеспечить хорошую явку, мы с коллегами не верим. И иногда обсуждаем, что будет дальше. Подозреваем, что скажут нам об этом в последний день, а голосовать поедем на автобусе в область.

За голосование нам обещали отгул. Моя реакция — злость, но терять работу не хочется. Если куда-то пожалуюсь, меня могут уволить, а накажут непосредственного начальника, который только пешка в этой игре.

Дмитрий

Москва (имя изменено)

Меня голосовать заставлять не надо, сам хочу. Я работаю в сфере строительства. И недавно мне поступил звонок на рабочий телефон от неизвестного лица. Женщина уточнила, точно ли это я, и после этого, даже не стесняясь, попросила взять открепительное и занести в отдел кадров. Я сначала опешил, как-то не ожидал. Потом позвонил непосредственному начальнику и отказался. Компания частная, но принадлежит влиятельному единороссу.

Читать еще:  Нужно ли начислять транспортный налог на автопогрузчик

Несомненно, теперь опасения есть. Думаю, после выборов даже придется искать новое место работы. До выборов трогать не будут. У нас же принципиальных ненавидят, но и слегка опасаются: мало ли что, и куда сообщу. На самом деле, смешного мало, потому что, насколько я знаю, отказался я один.

У меня маленький ребенок и жена в декрете, поэтому часть людей смотрели на меня как на идиота, а часть задумались. Вот ради того, чтобы люди задумались, проснулись от овощной спячки и поверили, что каждый из нас может что-то изменить, я это и сделал. А грузчики всегда нужны, если что. По поводу обращения куда-то пока в раздумьях: нужно внимательно рассмотреть все правовые аспекты, потому что пока зацепиться не за что, так как телефонный разговор я не записывал.

Встать, чтобы сказать «нет»

Почему надо прийти на «общероссийское голосование» — и голосовать против

  • Через месяц с небольшим, 22 апреля, нас ожидает «общероссийское голосование» по путинским поправкам к Конституции.

    И даже среди тех, кто критически настроен к власти и негативно оценивает эти поправки, разгорелись бурные споры: ходить или не ходить на это «голосование» (намеренно беру это слово в кавычки)?

    Понятно, что против участия — традиционные «бойкотисты», раз за разом под разными предлогами (выборы нечестные, нельзя их легитимизировать, помогая власти, они все равно все подделают, поэтому ходить бессмысленно) призывающие не ходить на избирательные участки. И они снова, как мантру, повторяют, что для власти якобы самое главное — явка на голосование, поэтому надо сорвать эти планы и нанести власти максимальный ущерб, оставшись дома.

    Но на сей раз к ним добавилась и часть тех, кто обычно на выборы ходит — но отказывается признавать законной процедуру «общероссийского голосования».

    • Это голосование, не имеющее никакого юридического значения — как только поправки после принятия 10-11 марта Госдумой и Советом Федерации одобрят две трети региональных парламентов, они вступят в силу в соответствии с прямой нормой 136-й статьи Конституции, и никакое «общероссийское голосование» этот факт отменить не может.
    • Голосование будет проводиться практически без наблюдения: наблюдатели будут только от сервильной Общественной палаты, а значит — смотрящие на любые нарушения широко закрытыми глазами.
    • Голосование будет проводиться в том числе на дому и досрочно, а значит — с возможностью в отсутствие общественного контроля подделать результаты.

    И понятно, что есть немало тех, кто либо не считает для себя возможным по этическим причинам участвовать в незаконном действии, либо полагает бессмысленным в отсутствие наблюдения приходить на избирательные участки, не видя возможности повлиять на его результат.

    Серьезны ли эти аргументы? Да.

    И тем не менее, необходимо участвовать даже в этом «голосовании». Юридически — ничтожном, практически — уязвимом для фальсификаций, этически — сомнительном.

    Сперва — о якобы крайней важности для власти явки на «общероссийское голосование».

    Этот тезис мы слышим не в первый раз — в том же самом нас яростно уверяли адепты «забастовки избирателей», агитируя не приходить на президентские выборы 2018 года. В результате дома осталась часть тех, кто мог бы поддержать оппозицию, и процент голосов за Путина повысился, как и уверенность власти в том, что можно делать все что угодно.

    Последствия известны: повышение пенсионного возраста, рост налогов, продолжение войны в Сирии, усиление политических репрессий.

    Сейчас этот тезис старательно вбрасывается через разные каналы (например, через тех, кто имеет влияние на демократического избирателя). Называют даже цифры: мол, велено обеспечить не менее 60% явки.

    Но кто сейчас помнит процент явки на президентских выборах-2018? И, что еще более важно, кто помнит, чтобы сама власть об этом проценте вспоминала? И, кстати, кто сказал, что явку сложнее подделать, чем результаты голосования? Низкая явка для власти даже удобнее: проще фальсифицировать результаты.

    Явка имеет для власти второстепенное значение, какие бы плановые задания о проценте явки избирателей ни доводились бы до региональных и местных властей. А первостепенное значение имеет результат голосования.

    Что касается вбросов о крайней важности явки 22 апреля, то они точно рассчитаны на тех, кто действует «от противного»: власть хочет высокой явки? Значит, мы назло кондуктору пойдем пешком.

    Если эта информационная провокация удастся — процент сказавших «нет!» путинским поправкам 22 апреля будет серьезно снижен (что власти и нужно) за счет тех, кто хочет, сидя дома на диване, ощущать себя не дезертирами с поля электорального боя, а героическими борцами с кровавым режимом. Одновременно считая тех, кто пойдет голосовать, «соучастниками преступления». Очень удобная позиция, позволяющая с ощущением своего заведомого морального превосходства оправдать свое бездействие и осудить чужое действие.

    Между тем, — особенно после событий 9 марта и обвала рубля с очевидными последствиями для уровня жизни подавляющего числа граждан, — может существенно возрасти число тех, кто критически настроен по отношению к власти. И провал путинских поправок, обеспечивающих ему расширение полномочий при очевидном желании править неопределенно долго (напомним, что сменяемость власти Путин обещал лишь тогда, когда будет «накоплен жирок» — что надолго откладывается), становится вполне реальным.

    Итог голосования зависит от простого фактора: сколько людей придет и скажет «нет!». И поправкам, и задуманному пожизненному правлению Путина.

    Что касается того, что при голосовании якобы «все подделают» — нет, подделают не все. Потому что масштаб фальсификаций обратно пропорционален масштабу общественного сопротивления.

    Наблюдения практически нет? Но есть члены участковых избирательных комиссий от оппозиционных партий (в Петербурге, например, от «Яблока» их немало) — которые помогут зафиксировать реальный результат голосования. И можно провести экзит-поллы — эти затраты вполне по силам оппозиционным партиям и движениям.

    И последнее, очень существенное. У поправок Путина есть альтернатива. То, что предложило «Яблоко» вместе с Общественным конституционным советом (ограничение власти президента, расширение возможностей парламента, независимость судов, выборность Совета Федерации и губернаторов, объявление пыток тяжким преступлением, отмена воинской повинности, гарантии лечения за счет бюджета детей с тяжелыми и редкими заболеваниями, рост пенсий и пособий не ниже уровня инфляции, запрет использовать армию за границей без санкции парламента, и другие).

    Читайте также

    Несменяемость Путина — узурпация власти. Заявление Общественного конституционного совета

    Почти невозможно пробить эту альтернативу через региональные парламенты — там, где есть депутаты от «Яблока», эти предложения или блокируются, или тормозятся.

    Но можно узнать, сколько людей в стране поддерживает эту альтернативу, сказав им: если вы поддерживаете поправки «Яблока» — придите 22 апреля и проголосуйте «против» поправок Путина!

    Если те, кто «против», останутся дома, мы никогда не узнаем, сколько их. Потому что невозможно будет отделить сознательных от ленивых. Тех, кто не пришел, потому что он «против», от тех, кто не пришел, потому что вообще не ходит голосовать.

    И еще. Да, юридически голосование 22 апреля не имеет значения. Но оно имеет политическое значение: Путин рассматривает его как референдум о доверии себе.

    Читайте также

    Зов предков. У Кремля больше нет никаких конституционных комплексов

    Значит, надо постараться максимально увеличить процент сказавших 22 апреля «нет!» — и тухлому «винегрету», который нам хотят насильно впихнуть вместе с остальными «блюдами», и его шеф-повару, приготовившему такой «обед». Превратить (особенно после думских событий 10 марта и предложения об «обнулении» сроков) это голосование в референдум о недоверии Путину.

    С одним вопросом: вы хотите, чтобы Путин правил пятый, шестой и так далее срок? Не хотите? Тогда голосуйте «против!» Тот, кто во время голосования остается дома, никогда не влияет ни на что. Тот, кто приходит, может повлиять. И все зависит от того, сколько их будет.

    Да, у них может не получиться.

    Но если сидеть дома — точно ничего не получится.

    Спасибо, что прочли до конца

    Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

    В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе – запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

    Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас

    Могут ли вас заставить идти на выборы и голосовать за конкретного кандидата

    В социальных сетях то и дело появляются сообщения о том, что работников бюджетной сферы и даже коммерческих предприятий заставляют идти на выборы, голосовать за определенного кандидата и даже предоставить подтверждение всему этому. Насколько это законно и как этому противостоять, расскажет портал Amic.ru.

    Читать еще:  Предыдущая редакция статьи 159 часть 3 УК РФ

    Имеет ли право начальник или кто-то другой заставлять вас идти на выборы и за кого-то голосовать?

    Нет, такого права вообще никто не имеет.

    “Участие гражданина РФ в выборах и референдуме является свободным и добровольным. Никто не вправе оказывать воздействие на гражданина РФ с целью принудить его к участию или неучастию в выборах и референдуме либо воспрепятствовать его свободному волеизъявлению”, — сказано в Федеральном законе N 67 “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ”.

    Вот что сказано в статье 60 Трудового кодекса России: “Запрещается требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами”. Разумеется, такого пункта в вашем трудовом договоре нет и быть не может.

    Что делать, если кто-то заставляет меня идти на выборы и голосовать за определенного кандидата?

    Прежде всего, помните, что такие действия незаконны.

    Вы всегда можете отказаться. Конечно, если не боитесь санкций со стороны руководства.

    Вы можете пожаловаться на такие действия (кому именно, расскажем в следующей карточке). Если есть какая-то письменная рекомендация или наставление, постарайтесь ее скопировать или сфотографировать. Либо сделать аудио-, видеозапись. В качестве подтверждения могут выступать и свидетельские показания.

    Не забывайте, что в избирательной кабинке на выборах вы будете находиться одни. Да, на самом участке могут быть камеры, но они не захватывают область кабинки. И в самой кабинке нет камер, никто не имеет права к вам заглянуть или каким-то образом указать, за кого голосовать именно на участке. Ваш бюллетень не подписан. Проставив галочку, вы собственноручно сбрасываете его в урну. Сверните бюллетень, тогда точно никто не увидит, за кого вы голосовали. Урна вскрывается только после 20:00, когда участок уже закрыт. Найти и опознать именно ваш бюллетень никто не сможет.

    Но если работодатель или кто-то еще заставляет меня скинуть ему фотографию бюллетеня с проставленной отметкой?

    Может ли за кого-то из кандидатов агитировать директор школы на родительском собрании или чиновник на встрече с жителями?

    На практике такое случается, но это незаконно.

    Закон запрещает проводить предвыборную агитацию, выпускать и распространять любые агитационные материалы:

    • Всем органам госвласти, органам местного самоуправления.
    • Лицам, замещающим государственные или выборные муниципальные должности, либо находящимся на государственной или муниципальной службе, либо являющимся членами органов управления организаций независимо от формы собственности.
    • Воинским частям, военным учреждениям и организациям.
    • Благотворительным и религиозным организациям при совершении обрядов и церемоний.
    • Избирательным комиссиям, членам избирательных комиссий с правом решающего голоса.

    Куда обратиться с жалобой на принуждение?

    Вариантов несколько, можно воспользоваться всеми сразу:

    Центральная избирательная комиссия. Сейчас ЦИК сразу реагирует на такие сообщения, особенно если из какого-то региона их поступило несколько. “Горячая линия” — 8-800-707-2018 (+7 (495) 727-2018).

    Избирательная комиссия Алтайского края. “Горячая линия” — 8(3852) 36-30-62.

    Роструд (Федеральная служба по труду и занятости). Если речь идет о нарушении со стороны работодателя, то обращайтесь на телефон бесплатной горячей линии 8-800-707-8841 или напишите обращение через сайт (кнопка “направить обращение” расположена вверху главной страницы).

    Движение “Голос”. Организация активно занимается контролем за правомерностью выборов. Телефон “горячей линии” — 8-800-333-33-50 (звонок c городских и мобильных телефонов по России бесплатный). Можно также самостоятельно написать о нарушении на сайте “Карта нарушений на выборах”.

    Вы все хорошо пишете, но ведь меня могут уволить

    К сожалению, это главная проблема несовершенного “законоисполнительства” в России. Работодатель может найти немало формальных причин, чтобы уволить сотрудника по статье, лишить премии или создать невыносимые условия работы. Или даже просто психологически надавить.

    А потому многие, боясь потерять работу, молчат о таких случаях и покорно идут на выборы и голосуют за кого-то против своей воли.

    Помните, что решение об увольнении можно попробовать оспорить через прокуратуру или суд.

    Главная причина — желание повысить явку. Чем она выше, тем конкурентнее считаются выборы и легитимнее победа одного из кандидатов. А понуждение голосовать за конкретного кандидата — это желание добавить ему голосов.

    oldhound

    oldhound

    Я не переоцениваю свое скромное место во всемирно-историческом процессе, а потому должен сказать, что я – не единственный и не первый, кто на просторах сети выступает за участие в выборах, но за отказ от голосования. С меня достаточно и того, что со времен славного апрельского референдума 1993 года мои поступки соответствуют моей проповеди. Я регулярно прихожу на выборы и так же регулярно не голосую, т.е. изымаю положенный мне бюллетень и уношу его домой.

    Теоретически унесенный бюллетень в дальнейших электоральных процедурах не участвует. Что меня во всех отношениях устраивает. Никто не может сказать, что я голосовал за кандидатов от партии власти, как бы она ни называлась. Не голосовал я и за кандидатов партий, позиционирующих себя в качестве оппонентов, критиков или противников власти. Почему? Это – отдельный и долгий разговор, которому сейчас не время и не место.
    Главное же заключается в том, что доказательство моего поведения остается у меня на руках, а не исчезает в «шляпе волшебника» (или «черном ящике»). И это доказательство всегда может быть предъявлено.
    Теперь о дискуссии, которая шла в сети в связи с выносом бюллетеня с избирательного участка. Желающим убедиться в том, что такая дискуссия имеет (или, по крайней мере, имела) место, предлагаю набрать в поисковике слова «вынос бюллетеней с избирательного участка». Поисковик выдаст внушительное количество ответов.

    Ответы эти делятся на две части. В одной доказывают, что вынос бюллетеня за пределы избирательного участка – гнусное преступление, на которое способны только совершенные моральные уроды, выродки и отщепенцы. В другой части сетевых публикаций отстаивают противоположное мнение.

    Что касается позиции тех, кто яростно отрицает право избирателя выносить бюллетени, то главная особенность этой позиции заключается в том, что никаких правовых аргументов в пользу своего мнения такие люди привести не могут. В качестве примера приведу дискуссию, состоявшуюся, надо думать, на «Эхе Москвы» между В. Е. Чуровым и А. А. Венедиктовым и В. Н. Дымарским (см. http://nextrus.ru/interes/297-churov-v-otstavku-ne-ujdu-polnoe-intervju.html?start=5 ). Загнанный собеседниками в угол, Председатель Центральной избирательной комиссии пытался перевести разговор в этическую плоскость, но и она ему не помогла. В общем, меня этот пост привел к убеждению, что В. Е. Чуров – не Кант и не Дж. Роулс. Даже не Энтони Эшли Купер, третий граф Шефстбери.

    Люди, считающие, что избиратель имеет право выносить бюллетень с участка, напротив, подтверждают свое мнение ссылками на законы РФ, которые говорят: « Вынос бюллетеня с участка (это помещение, где проходит голосование) не запрещен и ненаказуем!» ( http://lazii.ru/zachem-my-khodim-na-vybory/ ).

    Как ни странно, попытки законодательно запретить вынос бюллетеней не удались. Даже среди членов Центральной избирательной комиссии по этому вопросу согласия нет ( http://tass.ru/politika/2373451 ). Поэтому на текущий момент вынос бюллетеня с избирательного участка корректен со всех точек зрения.

    Неплохой разбор достоинств и недостатков выноса бюллетеней с избирательных участков см. в публикации http://www.scilla.ru/works/partii07/protiv.html . В этой же публикации приведены данные о числе избирателей, унесших свои бюллетени на выборах 1991-2007 годов. Данные о числе таких избирателей на выборах 2011 и 2012 годов предлагаю определить читателям самостоятельно.

    Что сказать об избирателях, отказавшихся от голосования? Многого о них не скажешь. Во-первых, их до слез мало. Во-вторых, численность таких избирателей установить, даже приблизительно, трудно. Такие избиратели никому не интересны. Что, пожалуй, неплохо.

    Я бы написал, что избиратели, отказывающиеся голосовать и уносящие свои бюллетени, ничем не рискуют, но это, увы, не соответствует действительности. В постах, которые выданы поисковиком, приведено немало случаев принуждения избирателей к голосованию. Свободные демократические выборы проходят в условиях, когда соблюдения закона недостаточно. Тут помогут советы, которые дают авторы постов http://ya-ne-golosoval.livejournal.com/9758.html и http://kichigin.livejournal.com/64477.html . Они все прописали четко и грамотно.

    Избирателям, забирающим свои бюллетени, все же надо проявить известное мужество, упорство и сдержанность. Эти качества есть не у каждого. Однако жизнь обычным людям другого выхода не оставляет.

    Почему? Рассмотрим варианты голосования, которые открываются перед избирателем на выборах, и результаты этих вариантов.

    Допустим, человек отдает свой голос партии власти. И что получает? Получает ровно то, что имеет сейчас, только в ухудшенном варианте.

    А что получает человек, голосующий за системную оппозицию? То же самое и вдобавок – кота в мешке. Достаточно ли избиратель знает о кандидатах и партиях, за которые ему предлагают проголосовать? Вдруг коммунисты вспомнят заветы Ильича? Ленин оставил много заветов, в том числе завет насилия. Вдруг справороссы начнут реализовывать программу, которую к выборам разработает Комитет гражданских инициатив совместно, скажем, с Валдайским клубом? Вдруг либеральные демократы захотят показать кузькину мать проклятым америкосам и их пособникам? Ни от чего этого никаких гарантий нет и быть не может.

    Читать еще:  Обязанности мастера кипиа

    А если потребовать от кандидатов системной оппозиции гарантий того, что ничего подобного они не сделают, и никаких скрытых планов у них нет? Потребовать можно. Но цена таким гарантиям – ломаный грош. Устроившись во власти, системные оппозиционеры узнают то, чего не знали ранее, и пересмотрят свои обещания в свете вновь открывшихся обстоятельств.

    Наконец, люди могут проголосовать за кандидатов внесистемной оппозиции. Толку от этого не вижу. Допустим, в представительных органах появятся новые люди, которые порой будут произносить слова правды. Но кто иногда не произносит слов правды? И что с того? Н-И-Ч-Е-Г-О.

    Что получает избиратель, отказавшийся от голосования? Во-первых, он получает относительно чистую [i] совесть, что, по-моему, бесценно. Во-вторых, он снимает с себя ответственность за действия избранной власти. Власть избрали, но без него. Кстати, тот же результат получается и при голосовании за кандидатов системной и внесистемной оппозиции. В-третьих, отказавшегося от голосования избирателя нельзя обвинить в том, что он выступил против власти. Такой избиратель вступил в конфронтацию с ложью, но не с властью же. Или с властью, прибегающей к систематической лжи, и только потому, что власть прибегает к систематической лжи. В-четвертых, избиратель, отказывающийся от голосования, начинает себя уважать.

    Если таких избирателей окажется достаточно много, они добьются немалых изменений. Прежде всего, реформы законов, регулирующих избирательный процесс, который ныне стал бессмысленным.

    К тому же изъятие бюллетеней создает трудности для работы системы избирательных комиссий. Задач, которые эта система не могла бы решить, нет, но проблема, которую создаст изъятие бюллетеней, возникнет неожиданно, а системы плохо приспособлены к решению нестандартных и неожиданных задач [ii] .

    oldhound

    oldhound

    Я не переоцениваю свое скромное место во всемирно-историческом процессе, а потому должен сказать, что я – не единственный и не первый, кто на просторах сети выступает за участие в выборах, но за отказ от голосования. С меня достаточно и того, что со времен славного апрельского референдума 1993 года мои поступки соответствуют моей проповеди. Я регулярно прихожу на выборы и так же регулярно не голосую, т.е. изымаю положенный мне бюллетень и уношу его домой.

    Теоретически унесенный бюллетень в дальнейших электоральных процедурах не участвует. Что меня во всех отношениях устраивает. Никто не может сказать, что я голосовал за кандидатов от партии власти, как бы она ни называлась. Не голосовал я и за кандидатов партий, позиционирующих себя в качестве оппонентов, критиков или противников власти. Почему? Это – отдельный и долгий разговор, которому сейчас не время и не место.
    Главное же заключается в том, что доказательство моего поведения остается у меня на руках, а не исчезает в «шляпе волшебника» (или «черном ящике»). И это доказательство всегда может быть предъявлено.
    Теперь о дискуссии, которая шла в сети в связи с выносом бюллетеня с избирательного участка. Желающим убедиться в том, что такая дискуссия имеет (или, по крайней мере, имела) место, предлагаю набрать в поисковике слова «вынос бюллетеней с избирательного участка». Поисковик выдаст внушительное количество ответов.

    Ответы эти делятся на две части. В одной доказывают, что вынос бюллетеня за пределы избирательного участка – гнусное преступление, на которое способны только совершенные моральные уроды, выродки и отщепенцы. В другой части сетевых публикаций отстаивают противоположное мнение.

    Что касается позиции тех, кто яростно отрицает право избирателя выносить бюллетени, то главная особенность этой позиции заключается в том, что никаких правовых аргументов в пользу своего мнения такие люди привести не могут. В качестве примера приведу дискуссию, состоявшуюся, надо думать, на «Эхе Москвы» между В. Е. Чуровым и А. А. Венедиктовым и В. Н. Дымарским (см. http://nextrus.ru/interes/297-churov-v-otstavku-ne-ujdu-polnoe-intervju.html?start=5 ). Загнанный собеседниками в угол, Председатель Центральной избирательной комиссии пытался перевести разговор в этическую плоскость, но и она ему не помогла. В общем, меня этот пост привел к убеждению, что В. Е. Чуров – не Кант и не Дж. Роулс. Даже не Энтони Эшли Купер, третий граф Шефстбери.

    Люди, считающие, что избиратель имеет право выносить бюллетень с участка, напротив, подтверждают свое мнение ссылками на законы РФ, которые говорят: « Вынос бюллетеня с участка (это помещение, где проходит голосование) не запрещен и ненаказуем!» ( http://lazii.ru/zachem-my-khodim-na-vybory/ ).

    Как ни странно, попытки законодательно запретить вынос бюллетеней не удались. Даже среди членов Центральной избирательной комиссии по этому вопросу согласия нет ( http://tass.ru/politika/2373451 ). Поэтому на текущий момент вынос бюллетеня с избирательного участка корректен со всех точек зрения.

    Неплохой разбор достоинств и недостатков выноса бюллетеней с избирательных участков см. в публикации http://www.scilla.ru/works/partii07/protiv.html . В этой же публикации приведены данные о числе избирателей, унесших свои бюллетени на выборах 1991-2007 годов. Данные о числе таких избирателей на выборах 2011 и 2012 годов предлагаю определить читателям самостоятельно.

    Что сказать об избирателях, отказавшихся от голосования? Многого о них не скажешь. Во-первых, их до слез мало. Во-вторых, численность таких избирателей установить, даже приблизительно, трудно. Такие избиратели никому не интересны. Что, пожалуй, неплохо.

    Я бы написал, что избиратели, отказывающиеся голосовать и уносящие свои бюллетени, ничем не рискуют, но это, увы, не соответствует действительности. В постах, которые выданы поисковиком, приведено немало случаев принуждения избирателей к голосованию. Свободные демократические выборы проходят в условиях, когда соблюдения закона недостаточно. Тут помогут советы, которые дают авторы постов http://ya-ne-golosoval.livejournal.com/9758.html и http://kichigin.livejournal.com/64477.html . Они все прописали четко и грамотно.

    Избирателям, забирающим свои бюллетени, все же надо проявить известное мужество, упорство и сдержанность. Эти качества есть не у каждого. Однако жизнь обычным людям другого выхода не оставляет.

    Почему? Рассмотрим варианты голосования, которые открываются перед избирателем на выборах, и результаты этих вариантов.

    Допустим, человек отдает свой голос партии власти. И что получает? Получает ровно то, что имеет сейчас, только в ухудшенном варианте.

    А что получает человек, голосующий за системную оппозицию? То же самое и вдобавок – кота в мешке. Достаточно ли избиратель знает о кандидатах и партиях, за которые ему предлагают проголосовать? Вдруг коммунисты вспомнят заветы Ильича? Ленин оставил много заветов, в том числе завет насилия. Вдруг справороссы начнут реализовывать программу, которую к выборам разработает Комитет гражданских инициатив совместно, скажем, с Валдайским клубом? Вдруг либеральные демократы захотят показать кузькину мать проклятым америкосам и их пособникам? Ни от чего этого никаких гарантий нет и быть не может.

    А если потребовать от кандидатов системной оппозиции гарантий того, что ничего подобного они не сделают, и никаких скрытых планов у них нет? Потребовать можно. Но цена таким гарантиям – ломаный грош. Устроившись во власти, системные оппозиционеры узнают то, чего не знали ранее, и пересмотрят свои обещания в свете вновь открывшихся обстоятельств.

    Наконец, люди могут проголосовать за кандидатов внесистемной оппозиции. Толку от этого не вижу. Допустим, в представительных органах появятся новые люди, которые порой будут произносить слова правды. Но кто иногда не произносит слов правды? И что с того? Н-И-Ч-Е-Г-О.

    Что получает избиратель, отказавшийся от голосования? Во-первых, он получает относительно чистую [i] совесть, что, по-моему, бесценно. Во-вторых, он снимает с себя ответственность за действия избранной власти. Власть избрали, но без него. Кстати, тот же результат получается и при голосовании за кандидатов системной и внесистемной оппозиции. В-третьих, отказавшегося от голосования избирателя нельзя обвинить в том, что он выступил против власти. Такой избиратель вступил в конфронтацию с ложью, но не с властью же. Или с властью, прибегающей к систематической лжи, и только потому, что власть прибегает к систематической лжи. В-четвертых, избиратель, отказывающийся от голосования, начинает себя уважать.

    Если таких избирателей окажется достаточно много, они добьются немалых изменений. Прежде всего, реформы законов, регулирующих избирательный процесс, который ныне стал бессмысленным.

    К тому же изъятие бюллетеней создает трудности для работы системы избирательных комиссий. Задач, которые эта система не могла бы решить, нет, но проблема, которую создаст изъятие бюллетеней, возникнет неожиданно, а системы плохо приспособлены к решению нестандартных и неожиданных задач [ii] .

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector