Является ли попрошайничеством игра на музыкальных инструментах на улице?
Dolgovnet34.ru

Юридический портал

Является ли попрошайничеством игра на музыкальных инструментах на улице?

Является ли попрошайничеством игра на музыкальных инструментах на улице?

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 24.10.2013 № 1721-О, положение статьи 20.2.2 КоАП Российской Федерации, определяя через категорию “массовое одновременное пребывание или передвижение в общественных местах” общественные отношения, на которые распространяется его действие, как по своему буквальному смыслу, так и с учетом его места в системе действующего правового регулирования, относит к данной категории не любые проводимые в общественных местах мероприятия, а лишь такие массовые мероприятия, которые преследуют заранее определенную цель, характеризуются единым замыслом их участников и свободным доступом граждан к участию в них, но не являются публичными мероприятиями по смыслу Федерального закона от 19.06.2004 № 54-ФЗ “О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях” ( пункты 1 – 6 статьи 2 ). При этом наступление ответственности связывается данным законоположением с наличием указанных в нем негативных последствий.

Порой возникают ситуации, когда гражданин, находясь на пешеходной зоне общегородского значения в городе, играет на музыкальном инструменте, возле него в тот момент находились граждане, которые слушали музыку.

У гражданина отсутствует умысел на организацию массового одновременного пребывания граждан в общественном месте. Находясь в пешеходной зоне общегородского значения города, специально предназначенной для свободного использования неограниченным кругом лиц в рекреационных и культурно-досуговых целях, он играет на музыкальном инструменте для себя и своих друзей, при этом не исключается ситуация, когда граждане, проходящие мимо, могут остановиться, чтобы послушать его игру, но цели организации массового скопления людей данный гражданин не имеет.

В таком случае он не несет административную ответственность, его действия, связанные с осуществлением игры на музыкальном инструменте, не связаны с наличием у него умысла именно на организацию массового одновременного пребывания граждан в общественном месте, равно как и нет доказательств фактического выполнения им организационно-распорядительных функций по организации такого мероприятия. То есть у музыканта отсутствует обязанность на получение разрешения у администрации, поскольку действия его не подпадают под категорию публичного мероприятия (Постановление Московского городского суда от 20.02.2017 N 4а-7686/2016).

Кроме того, согласно общероссийскому классификатору занятий, уличный музыкант включен в базовую группу 3473 «Музыканты, певцы, танцоры» (ранее действовал “Общероссийский классификатор занятий. ОК 010-93” (утв. Постановлением Госстандарта РФ от 30.12.1993 № 298) (дата введения 01.01.1995), сейчас действуют с 01.07.2015 “ОК 010-2014 (МСКЗ-08). Общероссийский классификатор занятий” (принят и введен в действие Приказом Росстандарта от 12.12.2014 № 2020-ст) и группа под кодом 2652 «Музыканты, певцы и композиторы» относится к основной группе специалистов в области культуры. В Классификаторе ОК 010-2014 (МСКЗ-08).

Поскольку в обязанности музыканта (в том числе уличного) входит создание мелодических, гармонических и ритмических структур для выражения идей и чувств в музыкальной форме, преобразование идей и концепций в стандартные музыкальные знаки и символы для воспроизведения и исполнения, то получение денег в качестве благодарности за проделанную работу не содержит в действиях гражданина каких-либо признаков вымогательства полученного вознаграждения или попрошайничества. Именно так трактует подобную позицию Верховный Суд РФ в своем определении от 12.04.2007 по делу № 51-Д06-58).

В некоторых регионах деятельность уличных музыкантов направлена на популяризацию региона (Решение Белгородского городского совета от 25.04.2017 № 506, Постановление города Нижневартовска от 31.03.2017 № 494).

Другими словами, регионы реализуют свой новый образ посредством массовости и публичности культурных процессов (в том числе показа творческих способностей населения: уличные музыканты, танцоры, художники, кулинары, ремесленники).

Отдельно обращаем внимание на законность личного досмотра уличных музыкантов представителями органов внутренних дел в отношении.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц ( постановление Конституционного Суда РФ от 06.06.1995 № 7-П; определения Конституционного Суда РФ от 21.12.2004 № 460-О , от 16.04.2009 г. N 566-О-О , от 25.11. 2010 г. N 1547-О-О и от 03.07.2014 г. № 1405-О ).

Согласно пункту 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставлено право проверять документы, удостоверяющие личность граждан, если имеется повод к возбуждению в отношении этих граждан дела об административном правонарушении, а равно если имеются основания для их задержания в случаях, предусмотренных федеральным законом; составлять протоколы об административных правонарушениях.

Сотрудникам полиции предоставлено право проверять документы, удостоверяющие личность, у граждан, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или полагать, что они находятся в розыске, либо имеется повод к возбуждению в отношении них дела об административном правонарушении, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде существенного нарушения прав гражданина, интересов общества и государства и желая наступления таких последствий. Работник полиции не вправе, пользуясь своими должностными полномочиями, но, не имея на то достаточных оснований, под предлогом якобы подозрительности поведения требовать у гражданина предъявить документы, удостоверяющие личность (работник полиции должен располагать какой-либо оперативной информацией о причастности гражданина к незаконным действиям (Постановление ЕСПЧ от 21.06.2011 по делу «Шимоволос против РФ», Определение Верховного Суда РФ от 27.03.2007 № 74-О07-1, Определение Верховного Суда РФ от 22.02.2007 № 5ДП-06-171).

С огласно п унктам 44 , 69 Устава ППСМ (Приказ МВД России от 29.01.2008 № 80 (ред. от 12.02.2015) “Вопросы организации деятельности строевых подразделений патрульно-постовой службы полиции” (вместе с “Уставом патрульно-постовой службы полиции”) (зарегистрировано в Минюсте России 05.03.2008 № 11290): место несения службы и порядок передвижения пешего патрульного (постового) по территории маршрута (поста) определяются карточкой маршрута (поста). Поэтому на каждый пост и маршрут патрулирования сотрудников ППСМ составляется карточка, в которой указываются: маршрут патруля, его протяженность, границы и центр поста; время несения службы; объекты и зоны, требующие особого внимания; порядок движения по маршруту и основные тактические приемы несения службы; особые обязанности нарядов по предупреждению и пресечению преступлений и административных правонарушений, а также при осложнении оперативной обстановки; порядок взаимодействия и связи с соседними нарядами, дежурной, участковыми инспекторами полиции, общественными объединениями, а также зоны непрохождения радиосвязи и способы связи с этих участков.

В случае если к вам обращается сотрудник полиции и у вас есть подозрение, что он действует вне пределов своей компетенции и территории патрулирования, вы имеете право попросить сотрудника ППС предъявить карточку маршрута. Предъявлять карточку сотрудник полиции не обязан , но здесь возникает некоторое состояние замешательства у сотрудника, поскольку в данный момент сотрудник полиции может находиться вне маршрута патрулирования, вменяемого ему, и, следовательно, имеет место факт совершения дисциплинарного проступка.

Как уличному музыканту избежать проблем с законом

Летом на Покровке полно уличных музыкантов. Кажется, что ничего особенного в их выступлении нет, но артисты, выходя на улицу, ввязываются в серьезную игру с законом и полицией. Рассказываем о юридических рисках уличных музыкантов и о том, как их минимизировать.

Фото: Анастасия Голикова

Несанкционированный почти митинг

20 июня 2016 года виолончелист Семен Лашкин играл на улице Никольской в Москве. Его задержала полиция. Суд признал музыканта виновным в организации пребывания граждан в общественном месте и обязал выплатить штраф 10 тысяч рублей. Статью 20.2.2. КоАП РФ часто применяют против уличных артистов, художников и различных агитаторов.

Для привлечения музыканта к административной ответственности формально достаточно двух фактов. Во-первых, скопление людей из-за артиста, а во-вторых, нарушение порядка из-за скопившейся толпы. Правда, непонятно, сколько нужно народу, чтобы собрание стало массовым. В некоторых делах, где суд признал обвиняемого виновным, количество человек составляло «примерно 5».

Однако окружившая уличного музыканта группа людей ещё не основание для привлечения его к административной ответственности. К массовому одновременному пребыванию относятся только мероприятия с заранее определенными целями.

Этой позиции придерживаются суды. Так, виолончелист Лашкин обжаловал штраф в Московском городском суде, который отменил решение Тверского суда. Если уличный музыкант играет для себя, не объявляя о месте и времени своего выступления, и не агитирует прохожих останавливаться, то такое поведение не нарушит административное законодательство.

Нижегородские уличные музыканты поделились, что у них не было проблем с полицией. Правда, иногда артистов выгоняют из переходов, так как они мешают трафику.

Плати налоги

Уличный музыкант выступает как физическое лицо. Когда физическое лицо получает доход, то с него взыскивается налог в 13% — НДФЛ. Однако уличные музыканты не имеют фиксированных тарифов за выступление. Люди сами решают, платить артисту или нет. Даже если в гитарном чехле наберется приличная сумма, непонятно, как рассматривать такие деньги с точки зрения закона. Они могут быть чем угодно: пожертвованием, даром, платой за услугу.

Некоторые регионы пытались взыскать НДФЛ с уличных артистов. В 2012 году «Известия» сообщили о том, что власти Москвы хотят ввести патенты для уличных артистов. Патентная система налогообложения применяется только для индивидуальных предпринимателей. Такая система введена в ряде регионов России для отдельных видов деятельности, указанных в законе субъекта. Вначале предполагалось, что стоимость патента будет 60 000 рублей, в 2015 году уже говорили о «символичной плате».

Сейчас в отношении музыкантов патентная система в Москве не применяется.

В отношении шума все просто. По закону Нижегородской области «Об обеспечении тишины» нельзя шуметь:

  • в будние дни с 22:00 до 7:00;
  • в субботу, воскресенье и праздничные дни с 23:00 до 10:00;
  • ежедневно с 12:30 до 15:00.

За нарушение тишины предусмотрен штраф до 2000 рублей.

Фото: Анастасия Голикова

Плата за песни

Музыкальные произведения охраняются Главой 70 Гражданского кодекса. Только правообладатель может исполнять принадлежащую ему музыку. Остальные не имеют такого права без разрешения правообладателя.

Чтобы выступать законно, нужно играть произведения собственного сочинения, либо заключать договоры с правообладателям. Однако договариваться со всеми желающими сыграть пару песен на условной Покровке дорого и долго.

Для ускорения и упрощения заключения договоров созданы организации по коллективному управлению правами. Российское авторское общество (РАО) — наиболее известная организация в России. РАО следит за соблюдением прав множества авторов одновременно, поэтому достаточно заключить договор с ним.

Читать еще:  Сокращение работника без письменного уведомления

В теории все просто. Заплатил РАО — спокойно выступаешь.

Если музыкант хочет исполнять песни легально, то он должен договариваться с каждым правообладателем отдельно. Правда, в России практически не следят за соблюдением авторских прав уличными музыкантами.

Закрепим пройденное

  1. Уличного музыканта не могут привлечь по Статье 20.2.2 КоАП РФ если он не мешает прохожим, не афиширует место своего выступления и не агитирует людей. Если суд все-таки признает артиста виновным, следует обжаловать решение во всех инстанциях.
  2. Уличные музыканты получают деньги в виде пожертвований. Налог на доход от пожертвований платить не нужно.
  3. Если шуметь после 22:00, оштрафуют.
  4. Выступать с чужими песнями на публике без договора с правообладателем — незаконно. Однако сделать это легально сложно. В России пока не было громких случаев наказания уличных музыкантов за нарушение авторских прав.

Никита Ефимов
18+

Музыканты об уличной музыке: «Те, кто думают, что игра на улице – это лeгкие деньги, глубоко заблуждаются»

В мае минским уличным музыкантам предоставят 12 официальных площадок для выступлений в подземных переходах в рамках проекта «Музыкальная карта Минска». Мы решили спросить у профессиональных музыкантов, что они думают об уличной музыке и музыкантах.

АННА
скрипачка

– Я начала заниматься музыкой очень рано. Мама тоже скрипачка – она была моей первой учительницей. В пять лет я уже выступала на сцене. Потом училась в Могилеве, а потом уехала в Питер, где oкончила консерваторию. А сейчас я решила поменять свою жизнь и переехала жить в Европу. Здесь я живу и занимаюсь музыкой.

К уличным музыкантам я отношусь хорошо, особенно если это профессионалы. Конечно, есть разные исполнители, кто-то настоящий мастер своего дела и не важно, где он играет, а кто-то просто пытается подзаработать. Хотя это в любом случае не вызывает у меня негатива.

Я слышала, что даже консерватория устраивает иногда небольшие концерты в переходах. Я, правда, не знаю, с чем это связано – возможно, так они продвигают музыку, а может, просто нет возможности выступлений на сцене для всех студентов. Чем больше ты играешь на публике, чем больше взаимодействуешь со слушателями, тем лучше. Для некоторых музыкантов это большая проблема, и любые выступления на публике помогают им развиваться.

Иногда говорят, что профессиональным музыкантам вредно играть на улице, и это действительно так, но только когда на улице холодно – можно испортить руки. Потому что перепад температуры не очень хорошо влияет на способность играть. И иногда это бывает опасно: инструмент могут украсть, а у всех они разные – у кого-то очень дорогие. Еще важно, в какую пору года ты выступаешь на улице. У меня вот, например, деревянная скрипка, и мне ее жалко – от сырой погоды она может испортиться.

Но мне все равно кажется, что уличные музыканты привносят что-то хорошее. Даже если ты занят своими делами, куда-то бежишь и слышишь знакомую мелодию, на какую-то минутку ты все равно останавливаешься, отвлекаешься, вспоминаешь что-то хорошее.

Для молодых развивающихся музыкантов уличные выступления вообще спасение – они мало где могут получить такой отклик, как от людей на улице. Для них это какой-то толчок вперед, какая-то площадка для исполнения.

Говорят, что в Европе для уличных музыкантов больше пространства и уличная музыка больше развита, но это не всегда так. Например, в Германии нужно получить лицензию на место для игры, там за этим строго следят. Просто так ты не придешь в переход и не начнешь там играть.

Когда я была маленькая, то сама часто ездила в Европу с разными музыкантами, которые сейчас очень знамениты, – у нас были маленькие площадки прямо на улице. Мы играли только в хорошую погоду, и это было очень здорово. Ты получаешь большой заряд эмоций от проходящих людей, все останавливаются, слушают, аплодируют. В более взрослом возрасте мне уже не приходилось играть на улице, я выступаю только с оркестрами или сольно в залах. Но это был очень полезный опыт.

ЮРИЙ
контрабас, бас-гитара

– Музыкой я занимаюсь с шести лет. Родители отдали меня на фортепиано, но у меня были недопонимания с преподавателем, и я начал заниматься фортепиано на дому. Потом как-то в одночасье все забросил, но начал увлекаться рок-музыкой – отец предложил мне опять поступить в музыкальную школу, но уже по классу гитары. Я пришел, сдал экзамены, а меня взяли на контрабас. Но преподаватель у меня был интересный – он сам гитарист, бас-гитарист и контрабасист, поэтому обучал меня игре на этих трех инструментах. После музыкальной школы я поступил в колледж и начал играть в разных группах. А потом поступил в Институт культуры на джазовое отделение по классу бас-гитары – и вот до сих пор занимаюсь музыкой, играю сольно и в разных группах.

Мне кажется, что наши музыканты еще далеки от уличной музыки. В Европе на улице играют музыканты высокого уровня, которые показывают свое мастерство, а у нас такое нечасто встречается. Хотя иногда я слышу в переходах действительно профессиональных музыкантов. Но в основном в переходах у нас играют на гитаре плохо поющие подростки – и еще хотят, чтобы за это им платили. Людям, наверное, не хватает внимания, и они хотят кому-то что-то показать. Но этим сейчас можно заниматься в интернете.

Если бы все уличные музыканты у нас были хорошие, то я был бы очень рад и с удовольствием слушал бы их. Почему бы нет, если ты идешь по улице в жаркую погоду и какие-нибудь музыканты играют регги, а рядом кто-то играет скейт-панк, а кто-нибудь еще – альтернативную музыку? По-моему, это весело. Вообще, не важен стиль, если музыка качественная. На площади Победы часто играют ребята из консерватории, их приятно послушать. Или летом в Верхнем городе тоже играют хорошие музыканты.

Насчет того, что профессиональным музыкантам нельзя играть в переходах, – по-моему, это глупости. Да, может быть проблематично после акустического звучания в переходе привыкнуть к звуку в каком-нибудь другом месте. Но в какой зал ни приходишь, тебе все равно надо привыкнуть к звуку, он везде разный. Для этого и существуют саундчеки, чтобы музыкант привык к новому звучанию. Но чтобы музыкант поиграл недельку в переходе, а потом пришел в филармонию и у него нарушился слух – такого не бывает.

Единственное, если ты зимой играешь в переходе, это влияет на сухожилия. Не знаю, как это возможно, но говорят, что можно потянуть или повредить сухожилия, и потом сложнее будет играть.

С инструментом тоже вряд ли что-то произойдет. Разве что это новый инструмент, то может «повести» гриф у гитары, а скрипка может рассохнуться. А если старый, то он уже «севший» как положено, и только от резких перепадов температуры может что-то произойти.

ФИЛИПП
фаготист

– Мой отец музыкант, так что с музыкой связана вся моя жизнь, с самого детства. Родители отдали меня в музыкальный лицей при консерватории. Сначала я четыре года был хоровиком, потом год играл на трубе, а с шестого класса перешел на фагот – с тех пор это мой основной инструмент. После колледжа я отучился в минской консерватории, а затем поступил в Кельн, где учусь и сейчас. У меня более педагогическая направленность – кроме учебы я здесь в музыкальной школе преподаю фагот. У нас в Беларуси играть на фаготе обучают только с одиннадцати-двенадцати лет, потому что фагот сам по себе довольно большой, а в Германии дети с пяти-шести лет обучаются на фаготино – это как фагот, только в два раза меньше. В Германии вообще лучше ситуация для музыкантов – тут много музыкальных школ, родители отдают детей в музыку с раннего возраста, все интересуются музыкой, во всех церквях есть маленькие оркестры и постоянно проходят какие-то концерты.

В Германии много уличных музыкантов – это очень здорово. Ты идешь по пешеходной улице, на которой играет несколько ансамблей или соло-исполнителей, и это создает особую позитивную атмосферу. Здесь каждый день появляются какие-то новые исполнители. Нам в Беларуси этого очень не хватает – и в первую очередь нам не хватает пешеходной улицы. Я видел у нас тоже много талантливых ребят в переходах, но им не хватает места, каких-то специальных площадок.

В Европе в некоторых больших городах можно играть без лицензии, но вообще, насколько я знаю, ее довольно легко получить – нужно заплатить какой-то небольшой взнос, и тебе просто дают разрешение. Еще здесь, в Германии, запрещено играть музыку с усилителями, только живой звук, чтобы не мешать жителям.

У меня есть друг, который периодически играет здесь на улицах: в хороший день он за полчаса зарабатывал тридцать евро. То есть если простоять целый день, то можно заработать нормальные деньги. В Беларуси тоже, мне кажется, если постараться и придумать что-то уникальное, можно этим и на жизнь зарабатывать.

Конечно, есть факт того, что для некоторых инструментов игра на улице – не самый лучший вариант. С деревянными духовыми инструментами нельзя вот так просто выйти и играть на улицах: дерево может треснуть, и инструмент может испортиться. Проще всего людям, которые играют на медных духовых инструментах, – они постоянно играют на улицах, и никаких проблем нет.

АЛЕКСАНДРА
скрипачка

– Я родилась в творческой семье, моя мама скрипачка, отец работает в театре, поэтому с самого детства я была погружена в атмосферу классической музыки и сама захотела пойти в музыкальную школу. Родители не настаивали.

К уличным музыкантам у меня неоднозначное отношение. Я знаю ребят, которые устраивают великолепные шоу. Они дарят прохожим хорошее настроение, вокруг них собирается толпа людей, которые могут послушать академическую или джазовую музыку в качественном и, главное, профессиональном исполнении, при этом совершенно бесплатно – здесь уже решать зрителю, сколько денег кидать в футляр и кидать ли вообще. Я сама, являясь профессиональным музыкантом с консерваторским образованием, никогда не прохожу мимо уличных музыкантов, которые делают свое дело на высоком уровне, и всегда поддерживаю их материально – не из солидарности, а потому что отношусь к их исполнению как к походу на концерт, а за билеты на концерты нужно платить.

Читать еще:  Председатель садоводческого общества за что отвечает

С другой стороны, бывают уличные музыканты, которые не вызывают никаких чувств, кроме жалости. Как правило, они прячутся по переходам с расстроенными гитарами, в грязной одежде, и, проходя мимо них, я понимаю, что все заработанные деньги они спустят на выпивку. Такие музыканты ничем не отличаются от обычных попрошаек. И я прохожу мимо, да еще и музыку в наушниках делаю погромче.

У меня был опыт игры на улице, но я подходила к таким «выступлениям» не менее ответственно, чем к более традиционным концертам. У нас с коллегой есть дуэт, две скрипки. Играем под «минус». Репертуар – от Вивальди до Пьяццоллы. Прежде чем играть на улице, мы репетировали, потому что не можем позволить себе «халтурить». Те, кто думают, что игра на улице, – это легкие деньги, глубоко заблуждаются. Это тяжелый физический труд, да и морально устаешь не меньше – ты артист, люди останавливаются, слушают тебя, тебе нужно быть в приподнятом настроении и заряжать им своих слушателей. Я играла на улице в начале студенчества, потому что сложно было устроиться на работу в силу возраста и большой загруженности на учебе. Но сейчас я уже не занимаюсь подобными вещами, так как имею постоянную работу по специальности, ради которой я почти двадцать лет ежедневно занималась на скрипке, и я довольна своей работой.

Профессиональным музыкантам можно играть в переходе, но, если это является твоим единственным видом работы – это печально. Разве ради этого человек кладет всю свою жизнь на ежедневные многочасовые занятия на своем инструменте, получает высшее образование? Плюс от постоянной игры в переходе страдает все твое профессиональное существо – от гула и шума засоряется твой слух, на погодные условия чутко реагирует инструмент и, как я уже говорила, физически это совсем не просто – попробуйте постоять часов шесть, да еще и играя на скрипке, пританцовывая и улыбаясь прохожим. Возможно, такой заработок идеален для студентов, но нельзя довольствоваться таким образом жизни. Каждый уважающий себя музыкант хочет построить сольную карьеру или сесть в оркестр (академический, джазовый, при театре, эстрадный – не важно).

Обретая такую работу, ты понимаешь, что все твои усилия не напрасны. Ты получаешь возможность играть прекрасную музыку в замечательных концертных залах, работать в большом коллективе, где все становятся твоей второй семьей, ездить с гастролями по всему миру, знакомиться с блестящими исполнителями и дирижерами, участвовать в куче интересных проектов. Ты развиваешься с каждым днем, чувствуешь вдохновение и желание совершенствоваться в своем деле, потому что область музыки неисчерпаема.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: архив героев, unsplash.org.

“В России нет закона, чтобы задерживать уличных музыкантов”

Кто и почему выходит играть на улицу, кто такие аскеры и зачем они нужны музыкантам, почему в Петербурге постоянно поют Цоя – на эти вопросы ответил “человек-оркестр” Михаил Каретко.

Зима — не сезон для уличных музыкантов. Но играть приходится круглый год. Жизнь уличного артиста сурова: холода, полицейские рейды (иногда и штрафы), постоянная смена дислокации, дележка территории с «коллегами», да еще и экономический кризис. Кто и почему выходит играть на улицу, может ли такое выступление стать стартом карьеры? Кто такие аскеры и зачем они нужны музыкантам? Почему в Петербурге постоянно поют Цоя? Об этом “Росбалту” в рамках проекта “Петербургский авангард” рассказал «человек-оркестр», музыкант Михаил Каретко.

– В чем разница между клубными, стадионными и уличными музыкантами?

— По большому счету музыка и там, и там действует одинаково. Разница в том, что на улице работают часто менее профессиональные музыканты. Хорошие музыканты тоже встречаются, особенно в тяжелые дни, но в целом их уровень все равно ниже.

– А где вам больше нравится выступать: на улице или в клубе?

— Конечно, в клубе. Выйдите на улицу — там такая гадость.

– Ну, летом-то нормально.

— А играть приходится круглый год! Да и летом всякое бывает.

– Когда холодно, как много уличных музыкантов отправляются играть по клубам и ресторанам?

— Я не знаю, куда именно они отправляются, но куда-то точно уходят. Процентов 5-10 остаются играть круглый год, их всех я в принципе знаю. Некоторые пытаются нырять в метро. А в ресторанах зимой и летом играют одни и те же музыканты.

– Насчет метро — полиция не гоняет музыкантов оттуда?

— По правилам метрополитена там играть запрещено. «Договариваться» не получается: 10-15 лет такое еще было возможно, теперь уже нет. Бывает, некоторым работникам метро все равно. Сейчас создали специальную службу, которая отлавливает торговцев и музыкантов. После 22:00 вроде бы разрешают играть, то есть на пару часов можно появиться в переходе. Сам я в метро не играл уже много лет.

– Почему вы вышли играть на улицу?

– Как вам пришла идея стать «человеком-оркестром»? Наверняка на это ушло много сил и времени.

— Сама идея появилась в Хельсинки. Там познакомился с музыкантом — он по происхождению русский, но по гражданству канадец. В Канаде на тот момент было запрещено играть, были большие штрафы за игру на улице. И он ездил по Европе с большим барабаном на спине, губной гармошкой и гитарой. Пел кантри. Я в тот момент еще играл на флейте, потом — с индейцами в группе на духовых. Как-то у одного музыканта из нашей группы я посмотрел видео, где он играет на гитаре и сампоньо на держателе. Потом несколько раз видел их традиционный способ: зажимать под мышкой флейту и играть параллельно на другом инструменте. Подумал: почему бы и нет? Избыток энергии у меня всегда был, даже когда я играл на духовых.

Сначала попробовал одновременно играть на флейте и гитаре, потом довольно быстро соединил их с барабаном. И так много лет играл в акустике, в основном в Финляндии. Потом стал переходить на электричество, ведь у флейты нет собственного резонатора, как у рояля или скрипки. Приходится делать подзвучку. В зале, где есть отражение или эхо, флейта звучит хорошо, а просто на улице — совсем плохо, потому что нет эха. Изначально подзвучка была именно для эха флейты.

Где-то полтора года назад я взялся за хай-хэт, хотя первоначально думал, что мне не хватит внимания. Потом посмотрел на пару человек: один из Германии, двое из Америки. У них ударные установки довольно сложного вида, и я решил создать нечто подобное, но большей функциональности. Сейчас играю на этом всем. Конечно, первоначально нужно уметь играть на каждом инструменте по отдельности. В принципе, когда разучиваешь тему, даже если знаешь ее на одном и другом инструменте, для синхронизации нужны отдельные репетиции. Трудно сказать, сколько времени это все заняло — сколько-то… лет.

– Вы заменяете собой целую музыкальную группу. Нет желания снова играть в коллективе?

— Вот именно от работы в коллективе и возникает мысль все играть самому. Потому что один играет так, другой — эдак, а ты тихо бесишься, потому что тебя не устраивает. Либо уровень звука, либо какие-то акценты в музыке. Если в оркестре дирижер машет палкой (одному — погромче, другому — потише), то в группе нет такого руководителя, просто все примерно договорились, как играть. Есть профессиональные музыканты, к которым претензий вообще не бывает. Постепенно, когда в музыке варишься все дольше, неудовлетворенность качеством звука переходит на физиологию — когда слышишь фальшивый звук, начинает тошнить. Вот из-за этой тошноты я и решил делать все сам. Потому что сам сыграешь все, как хочешь, а если не все, то по крайней мере сам же и исправишь.

– Как часто в вашем «оркестре» что-то меняется?

— Иногда меняется. Инструменты я ищу в Интернете, там же сейчас все есть. Что-то нахожу у местных поставщиков, что-то заказываю за границей. Например, флейта, на которой я играю, — называется сампоньо «Мальта» — делается из специального тростника, 98% которого растет в Боливии. Поэтому самые лучшие инструменты, естественно, боливийские. И интернет-магазин тоже боливийский.

Во времена, когда Интернет еще не развился, пробовали делать сами. Познакомились со сторожами Ботанического сада, но оказалось, что там не растут подходящие виды тростника. Ведь это очень специфический материал, он должен хорошо резонировать, а какая-нибудь бамбучина из-за толстых стенок не будет звучать совершенно.

– Бывали ли у вас проблемы с полицией или неблагодарными слушателями?

— Да, довольно много. Раньше ситуация была немного другая. До 2000-х годов, в голодные времена, когда уличная музыка только возникла, я еще не участвовал в этом деле, но мне рассказывали, что «зашибали немеренные бабки». Потом уличных музыкантов стало много, бандиты все еще оставались. Я тогда только начинал играть в метро на флейте. Ко мне раз десять, наверное, подходили эти «черные кожаные куртки», говорили: «Отдавай деньги». И я начинал фантазировать что-то про мафиозного босса, который меня прикрывает, заливал уши, и мне удалось ни разу за несколько лет никому не отдать денег. Но бывали, конечно, очень опасные ситуации.

Сейчас такого нет, все «черные куртки» пропали, а их место заняли те, кто их подавил, — мундиры. Это была следующая фаза, когда бандиты пропали, а милиционеры стали брать взятки. Но это тоже было давно. Потом были сокращения в полиции и увеличение зарплат, они стали бояться брать взятки, потому что рост по службе дороже. Но с тех пор не возникало никакого законодательного решения по уличным музыкантам. Вот и получается, что нет четкого распоряжения, что запрещено, а что — разрешено играть, все решается на уровне начальника районного отделения полиции. Если он благосклонен, то разрешает на своей территории играть музыкантам. Если ему не нравится то, что они играют, дает распоряжение выгонять. Знаю, что недавно у Спаса-на-Крови не просто прогнали музыканта, а отобрали у него инструменты. Сказали, чтобы забирал через суд, а если суда не будет, то через два месяца.

Последний раз меня самого забрали (не скажу, на какой станции), еле поместился со всеми инструментами, привезли в участок, говорят: давайте оформлять. Два часа оформляли. Отпечатки рук и ног, дали в руки табличку, сделали фото, как в американских фильмах, в фас и в профиль. Чувствовал себя как какой-то зек. Спрашивают: паспорт есть? Отвечаю, что дома лежит, чтобы не потерять. Говорят: какое нарушение оформлять? Пошли у начальника узнавать, какое нарушение. Напишите «находился без документов». Сказали оставить в залог инструменты и ехать за паспортом. Съездил — посмотрели и отпустили. То есть законодательной причины для задержания уличных музыкантов нет.

Читать еще:  Уточняющая справка для льготной пенсии учителю образец

В Москве все суровее. Там для борьбы с оппозиционными партиями придумали этот закон о несанкционированных демонстрациях.

– Этот закон федеральный, на Петербург тоже распространяется.

— Значит в Москве этот вопрос стоит острее. Потому что там Кремль. Кстати, одна из причин, по которой я уже много лет не играю на Невском, — потому что там ездит начальство. Помню, когда губернатором была Валентина Матвиенко, я еще играл на Невском, и полиция стала меня выгонять. Оказалось, что на какой-то праздник, кажется на 9 мая, Валентина Ивановна ехала по Невскому и увидела музыканта. Сказала: «Чтобы этого в моем городе не было!». Такое вот право феодалов — распоряжение было устным, но его исполняла абсолютно вся администрация Центрального района.

Насчет полиции в принципе многосторонняя тема. Например, если уличный музыкант встанет играть у торгового центра, то его прогонит охрана центра, и полиция уже ни при чем. В этом случае надо договариваться с генеральным директором ТЦ. На Невском, возле Гостиного двора, есть территория кукольного театра. Договорился с его администрацией, играю там, вдруг приехали полицейские. Говорю: это территория театра, мне разрешили. На что стражи порядка сказали, что «тут везде наша территория». Знаете, как «это наша корова, и мы ее доим». В общем, вопрос территории довольно остро стоит.

– Должен ли быть «кодекс чести» у уличного музыканта? Иногда они ведут себя слишком навязчиво — сопровождающие их товарищи чуть ли не в карман залезают.

— На языке уличной музыки это называется «аскер» — человек, который ходит с музыкантом, носится вокруг и выпрашивает деньги. В группе уличных музыкантов «ВКонтакте» целые дискуссии о том, хорошо это или плохо, много десятков страниц. Как я понял, в основном это любят «цоевщики» (которые играют Цоя). У тех, кто играет классическую музыку, я в жизни не видел аскеров. Три четверти или две трети музыкантов в целом против аскеров. Ну а сами аскеры, соответственно, «за». Есть даже объявления «аскер ищет музыканта». Это стало целой профессией. Как я к этому отношусь? У меня никогда не было аскеров, мне они не нужны. По-моему, это некрасиво и неприлично, о чем я в этих дискуссиях всегда и писал. У всех свое мнение. Но есть один юридический момент: если игру на музыкальном инструменте нельзя подвести под нарушение закона, то попрошайничество и явное вымогание денег — это статья.

– То есть та же полиция не может арестовать музыканта, а аскера — может?

— Может и обязана!

– Кажется, что уличные музыканты играют в одних и тех же местах. Или они все-таки «мигрируют»?

— В одном и том же месте выступают, как правило, приезжие, которые вообще не знают города и начинают играть в том единственном месте, которое нашли. Либо бывает, что человек первый раз вышел на улицу, наткнулся на хорошее место и ходит туда каждый день. Но бывалые уличные музыканты никогда не играют чаще одного раза в неделю в одном и том же месте. Это очень плохой тон — надоедать местным жителям, торговым точкам. Люди, которые там постоянно ходят, тоже не будут платить каждый день. Они должны соскучиться по тебе.

– Многие музыканты приезжают в Петербург на лето, поиграть в сезон. Есть какое-то разделение территории между местными и «понаехавшими»?

— Никакого четкого разделения нет — музыканты и все. Когда места для игры ограничены, а музыкантов много и они «сталкиваются лбами», то в какой-то момент говорят: слушай, Вася, давай я здесь буду в понедельник играть, а ты — во вторник? Они договорились, но потом приезжает музыкант, допустим, из Москвы. И ему приходится объяснять: мы с Петей здесь играем по таким-то дням, возьми себе другой день. Это просто для самоорганизации, чтобы не кататься зря туда-сюда. Если местные музыканты постоянно играют в каком-то месте, то у них есть моральное преимущество урегулировать этот процесс.

Беседовала Анастасия Семенович

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Обзор, посвященный уличным музыкантам Петербурга, смотрите здесь.

Уличных музыкантов приравняли к нарушителям общественного порядка

Вышел, сыграл — в суд!

10.06.2015 в 21:34, просмотров: 15548

Вышел, расчехлил инструменты, приготовился играть, очнулся — полиция, суд и штраф в 10 тысяч рублей. И это не спектакль по мотивам «Процесса» Кафки, это реальность московской жизни. 10 июня в Тверском суде слушалось дело городского музыканта по статье 20.2.2 КОАП — «Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка».

«Нарушение» судья Орехова усмотрела в якобы созданных помехах пешеходам и доступу к социальным объектам. Это уже второй аналогичный вердикт за последний год. Прошлое резонансное разбирательство было в июле 2014-го.

У здания суда собралось человек 10 сочувствующих и журналисты. Шум поднял уличный музыкант с 25-летним стажем Олег Мокряков, который в последнее время начал вести список разгона музыкантов полицией. По его словам, самые «горячие» точки — Никольская и старый Арбат, откуда менестрелей не иначе как решили выжить. Последний случай тоже произошел возле ГУМа. Трое музыкантов 30 мая пришли на Никольскую и едва достали инструменты, как подъехали сотрудники полиции и забрали их в ОВД «Китай-город». В отделении, рассказывает Мокряков, у ребят отобрали инструменты и приписали им правонарушение по ст. 20.2 ч. 1 КоАП (закон «О митингах»), которую якобы впоследствии заменили на уже упомянутую ст. 20.2.2.

— О чем хоть поют оштрафованные? О власти? — интересуюсь у участников. Первое, что приходит в голову, — некая политическая подоплека конфликта. К тому же на защиту предыдущего обвиняемого вставала Виолетта Волкова, которая ранее представляла интересы Сергея Удальцова, Леонида Развозжаева и Pussy Riot, а сам случай активно освещали так называемые оппозиционные СМИ.

— Да какая власть? — недоумевает Мокряков. — Это ж «народники»: балалайка-альт, балалайка-контрабас и баян.

. Маленький зал заседаний не вмещает всех, и часть людей вынуждена остаться в коридоре. Судья без долгих предисловий ставит вопрос ребром:

— 30 мая в 16.20 по улице Никольской, д. 8, ответчики организовали массовое одновременное пребывание 10 человек в общественном месте, создав помехи передвижению пешеходов и доступу к социальной инфраструктуре. Вину признаете?

Встает адвокат с риторическим вопросом: где те граждане, права которых оказались нарушены, и о каких «организационных действиях» музыкантов можно говорить, если они даже играть не начинали? А свидетель замечает: «Более серьезные препятствия прохожим могут создать экскурсии иностранцев по 30–40 человек, которые останавливаются послушать гида».

Но судья не склонна развивать дискуссию: «Никаких звуков не извлекали? Слушателей не было? А для чего брали инструменты в центр? Сфотографироваться? Что же не сфотографировались? Не успели?»

Судья удаляется, и всех просят подождать за дверью. «Это же она судила прошлым летом Даймонда (ник музыканта Сергея Хавского), его также задержали на Никольской», — поясняют мне собравшиеся. Неожиданно появляется сам Сергей — пришел поддержать коллег по цеху и собратьев по несчастью.

— Когда меня год назад в суд вызвали, я в одиночку поехал. Почему-то был уверен: суд решит, что это ерунда, и отпустят с миром, — вспоминает музыкант. — А когда объявили штраф, стал друзьям звонить — все в ужасе были, сказали «мы тебя не бросим», привлекли СМИ. В мою защиту выступил по ТВ Самойлов из «Агаты Кристи», Гаркуша из «АукцЫона», но ни публичность, ни обжалование результатов не принесли. Наконец, добрые люди посоветовали заплатить штраф и выкинуть историю из головы. Но и этого не случилось: сколько я ни пытался через банк перевести штраф, все время не проходит какой-то код БИК, как будто кто-то наверху — совсем наверху — наложил вето на этот абсурд, — шутит Сергей.

Нас снова вызывают, и судья озвучивает уже опробованный вердикт — 10 000 рублей штрафа.

«Это не суд, это фарс!» — восклицает кто-то в зале. Группа поддержки тут же заявляет о намерении организовать митинг и серию пикетов за свободу уличных музыкантов, видя по опыту: обжалования вряд ли к чему-то приведут.

Увы, когда в глазах общественности наказание несоразмерно проступку, получается, лодку раскачивают сами власти. Люди начинают искать ответ на вопрос «зачем?» и приходят к выводам, о которых «оппозиционеры» могли бы только мечтать.

— Мы движемся к Северной Корее, — взволнованно жестикулирует один из уличных музыкантов, явно не великий политолог. — Скандал вокруг оперы «Тангейзер», запрет детских сказок — это все звенья одной цепи! Мы погружаемся в мракобесие! Государству в его нынешнем виде очень неудобно вольнодумство: мало ли что споет какой-нибудь уличный Макаревич? За всеми не уследишь! Вы знаете, что старый Арбат сейчас совсем «зачистили»?! Лет пять назад активисты собрали 15 тысяч подписей в поддержку местных уличных коллективов. Да и потом, музыканты элементарно не выжили бы, если бы сами москвичи и туристы не голосовали за них рублем. Но недавно одна дама, владелица магазина в пешеходной зоне, выступила с призывом очистить Арбат «от бомжей и музыкантов».

— Кому-то не дают покоя неконтролируемые доходы музыкантов! — высказывает другую версию молодая флейтистка. — Там же думают, золотые потоки мимо их кармана текут — мы в среднем 2–3 тысячи в день получаем. Ну вы создайте нормальную систему лицензирования, патенты — мы бы сами налоги платили.

А главное, на что упирают музыканты, — законом их деятельность не запрещена. Значит, разрешена? Но как раз на этот вопрос власти так и не дают четкого ответа.

Заголовок в газете: Вышел, сыграл — в суд!
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №26832 от 11 июня 2015 Тэги: Суд Места: Москва

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector