Как вернуть деньги по лицензионному договору?
Dolgovnet34.ru

Юридический портал

Как вернуть деньги по лицензионному договору?

Энциклопедия решений. Расторжение лицензионного договора

Расторжение лицензионного договора

По общему правилу договор может быть расторгнут по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ).

По решению суда договор может быть расторгнут по требованию одной из сторон только при существенном нарушении договора другой стороной и в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

Кроме того, расторжение договора может состояться в случаях, когда такой отказ допускается в соответствии с ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором (п. 2 ст. 310, п.п. 1, 2 ст. 450.1 ГК РФ в редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ (далее – Закон N 42-ФЗ), вступившего в силу с 01.06.2015).

Так как в силу п. 2 ст. 1233 ГК РФ к лицензионным (сублицензионным) договорам применяются общие положения ГК РФ об обязательствах и о договоре (поскольку иное не установлено нормами ГК РФ о правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации и не вытекает из содержания или характера исключительного права), правила ст. 450 и 450.1 ГК РФ относятся и к лицензионному договору.

Применительно к лицензионному договору один из случаев, когда односторонний отказ от исполнения договора допускается законом, предусмотрен п. 4 ст. 1237 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ, далее – Закон N 35-ФЗ), который дает лицензиару право в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора, если лицензиат существенным образом нарушает обязанность уплачивать лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства либо объектов смежных прав*(1).

До 01.10.2014 (даты вступления в силу Закона N 35-ФЗ, внесшего ряд изменений в часть четвертую ГК РФ) правило п. 4 ст. 1237 ГК РФ не определяло момент прекращения лицензионного договора при одностороннем отказе от него со стороны лицензиара в связи с нарушением обязанности по выплате вознаграждения. С учетом общего правила п. 3 ст. 450 ГК РФ (в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 42-ФЗ) судебная практика приходила к выводу о том, что односторонний отказ лицензиара от лицензионного договора в этом случае считается состоявшимся с момента получения лицензиатом уведомления о нем (п. 16 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26.03.2009 N 5/29, далее – Постановление N 5/29). Однако с 01.10.2014 в эту норму внесены изменения, имеющие правовое значение для лицензионных договоров, прекращение которых происходит после 01.10.2014 (п. 7 ст. 7 Закона N 35-ФЗ). Начиная с этой даты лицензионный договор, от которого лицензиар отказывается по основанию, предусмотренному п. 4 ст. 1237 ГК РФ, прекращается по истечении 30 дней с момента получения уведомления об отказе от договора, при условии, что в этот срок лицензиат не исполнил обязанность выплатить вознаграждение.

Лицензионный договор может быть расторгнут путем одностороннего отказа от его исполнения и по другим основаниям, предусмотренным договором (постановление Девятого ААС от 28.04.2012 N 09АП-7559/12). Однако необходимо иметь в виду, что договор может предусматривать право его стороны в одностороннем порядке отказаться от исполнения такого договора, в случаях, когда законодательство такого права не предусматривает, при наличии одного из следующих обстоятельств:

– исполнение договора связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности;

– исполнение договора связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, но в этом случае право на односторонний отказ от договора может быть предоставлено лишь той его стороне, которая предпринимательскую деятельность не осуществляет (п. 2 ст. 310, п. 1 ст. 450.1 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ).

Отказ от договора, заявленный в нарушение этих требований, не повлечет за собой юридических последствий в виде прекращения договора (п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 N 54).

Расторжение договора влечет за собой прекращение обязательств сторон по нему, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства (п. 2 ст. 453 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ). Согласно п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Однако это правило необходимо применять с учетом принципа эквивалентности встречных предоставлений по договору (применяемого, если стороны не установили иного): то, что одна из сторон получила от другой стороны во исполнение договора должно быть эквивалентно тому, что она предоставила другой стороне (абзац второй п. 4 ст. 453 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ, п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35). Поэтому лицензиат вправе истребовать платежи по договору, внесенные авансом за период, когда вследствие расторжения договора он уже утратил право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Существенность нарушения условий договора, дающая право стороне договора потребовать его расторжения в судебном порядке, оценивается судом в каждом конкретном случае индивидуально. При этом действует общий принцип, предусмотренный п. 2 ст. 450 ГК РФ, – существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем (п. 7 ст. 1235 ГК РФ, пп. 13.8 п. 13 Постановления N 5/29). В этом случае к новому правообладателю переходят права и обязанности бывшего правообладателя (лицензиара). Переход исключительного права к другому лицу может быть основанием для расторжения лицензионного договора только в случае, если это предусмотрено самим договором (п. 3.3.8 Рекомендаций по вопросам проверки договоров о распоряжении исключительным правом на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, утвержденных приказом Роспатента от 29.12.2009 N 186).

До 01.10.2014 правила ГК РФ об интеллектуальной собственности предусматривали необходимость государственной регистрации лицензионных договоров, предоставляющих право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, которые в соответствии с ГК РФ подлежат государственной регистрации (п. 2 ст. 1232 ГК РФ, п. 2 ст. 1235 ГК РФ в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 35-ФЗ). Поэтому заключенное до этой даты соглашение о расторжении договора, подлежащего государственной регистрации, также должно было быть зарегистрировано, иначе оно считалось незаключенным (постановление Девятого ААС от 26.02.2010 N 09АП-1243/2010).

С 01.10.2014 государственная регистрация расторжения лицензионных договоров независимо от вида интеллектуальной собственности, являющейся предметом такого договора, не требуется.

От расторжения лицензионного договора следует отличать его прекращение в случаях, предусмотренных законом. Так, лицензионный договор, по которому лицензиату предоставлена возмездная неисключительная лицензия на использование произведения или объекта смежных прав, прекращается в случае, если правообладатель в установленном порядке сделал заявление о предоставлении любым лицам возможности безвозмездно использовать этот результат интеллектуальной деятельности в тех же пределах (п. 5 ст. 1233 ГК РФ). От расторжения такое прекращение лицензионного договора отличается тем, что оно не требует волеизъявления сторон; действие договора в этом случае прекращается вследствие совершения лицензиаром определенных действий, непосредственно не направленных на прекращение договорных отношений.

*(1) До 01.10.2014 (даты вступления в силу Закона N 35-ФЗ) согласно п. 4 ст. 1237 ГК РФ существенность нарушения лицензиатом обязанности по выплате вознаграждения по лицензионному договору не имела правового значения для реализации лицензиаром своего права на односторонний отказ от договора

Должен ли продавец франшизы вернуть деньги, если бизнес не взлетел?

Мы запускаем новую рубрику, где будем разбирать бизнес-дела из судов. Вот первая история.

Одна девушка из Московской области в ноябре 2015 года купила за 300 000 рублей франшизу барбершопа. Еще 886 511 рублей она потратила на покупку оборудования, помещение и ремонт в нем. Но запустить бизнес во всю мощь, со слов предпринимательницы, не дала местная администрация: оказалось, что у продавца франшизы на момент заключения договора не был зарегистрирован товарный знак , а значит, нельзя вешать на улице вывеску с модным названием на английском языке.

В итоге барбершоп с горем пополам проработал четыре месяца. На планируемую прибыль без вывесок выйти не получилось, зато девушка заплатила продавцу франшизы еще 75 000 рублей роялти. В итоге она не выдержала и решила закрыться, попросив продавца вернуть все деньги, потраченные на франшизу.

Суд затянулся на два года: первая инстанция, апелляция, кассация, пересмотр дела в суде первой инстанции, снова апелляция и снова кассация. Но вернуть деньги так и не получилось.

Аргументы сторон

👩‍ Предпринимательница заплатила создателям сетевого барбершопа за право работать под их брендом, купила недешевое оборудование, сделала ремонт по их стандартам, всё за свои деньги. А потом оказалось, что на момент заключения договора у барбершопа был не зарегистрирован товарный знак. Причем выяснилось это, когда девушка уже закончила оборудовать свое помещение и ей оставалось только получить разрешение на вывеску. В итоге ее барбершоп по-нормальному так и не заработал.

Предпринимательница думала, что заработает на этом проекте, но в итоге понесла убытки. Она заявила, что франчайзер должен вернуть ей все деньги, которые она потратила на этот бизнес-проект: 300 000 Р — паушальный взнос, 75 000 Р — роялти и 886 511 Р — деньги, потраченные на открытие салона.

‍♂️Франчайзер привел следующие аргументы: он передал девушке коммерческую тайну — ноу-хау, стандарты ведения бизнеса, дизайн фирменного стиля и прочее — всё, как прописано в договоре. Поскольку товарный знак в это время был в процессе государственной регистрации, договор между сторонами не является договором коммерческой концессии. Но даже если и так — этот договор все равно можно считать лицензионным, потому что все материалы для ведения бизнеса франчайзер предпринимательнице передал. С помощью этой информации можно заработать миллионы, а она получила их за триста тысяч. Деньги франчайзер возвращать не должен.

Как шло разбирательство

Девушка подала в суд в 2016 году, спустя полгода после покупки франшизы. Первый суд частично согласился с ней и обязал продавца франшизы вернуть 375 000 рублей — паушальный взнос и роялти. Продавца франшизы такое решение не устроило. Он пошел в апелляционный суд, где решение первого суда отменили, а девушке вообще отказали в иске. Та отправилась судиться дальше. Дело завертелось еще на четыре инстанции и закончилось только в конце 2018 года.

Что говорили суды

Арбитражный суд, первая инстанция

Договор между девушкой и продавцом франшизы очень странный.

В шапке договор указан как «лицензионный». Передаются по нему какие-то «неисключительные права правообладателя», а в законе таких объектов нет.

Читать еще:  Статус плательщика в платежном поручении ндфл по договору аренды

Между собой стороны называют все это дело франшизой. Но франшиза — это когда одна компания разрешает другой работать под своим брендом. Для оформления таких отношений заключается договор коммерческой концессии, и этот договор регистрируется в Роспатенте, чтобы люди знали, кто имеет право представлять бренд. Здесь товарного знака у компании нет, договора коммерческой концессии между сторонами тоже нет.

В общем, условия договора не согласованы, а значит, договор и не был заключен. Пускай стороны возвращают друг другу все, что получили, и расходятся — как будто договора и не было.

Барбершоп остается у девушки, она может продолжать вести бизнес сама. Деньги, потраченные на барбершоп, возвращать не нужно.

Иск удовлетворить частично, истцу вернуть 375 000 Р .

Ответчик с этим решением не согласился и подал апелляцию.

Апелляционный суд, вторая инстанция

Предыдущий суд неправ.

Договор составлен криво, но в целом из него понятно, что продавец франшизы передал предпринимателю некие секреты производства, а также право работать под своим коммерческим обозначением, пускай и не под зарегистри­ро­ванным брендом.

Договор составлен с нарушением закона и рядом грубых юридических ошибок, но стороны понимали, о чем договорились. Действия сторон после заключения договора это подтверждают.

Значит, лицензионный договор между сторонами все-таки был, его нельзя считать незаключенным.

Товарного знака у франчайзера нет, но в договоре он и не писал, что будет его передавать. Документов, подтверждающих запрет на размещение вывески, предпринимательница в суд не приносила.

Следовательно, договор действителен. Секреты бизнеса истцу передали, а то, что у него что-то там не срослось с администрацией и вывеской, — его проблемы. Деньги за франшизу ему возвращать не должны, а инвестиции на открытие — тем более.

Кассационная инстанция, суд по интеллектуальным правам

Оба предыдущих суда неправы. Апелляционный суд слишком широко истолковал договор, закон так не разрешает.

Все суды не уделили должного внимания фактам по делу. Никто не выяснил, почему предприни­матель решила, что ей запрещено размещать вывеску. Никто не разобрался в том, какие объекты передал франчайзер: первая инстанция лихо заявила, что ничего не передал, а вторая инстанция так же лихо сказала, что все нормально.

Раз не разобрались в сути договора, значит, непонятно, какова правовая природа платежей между сторонами. Получается, что про деньги выводы тоже необоснованные.

В общем, наворотили так наворотили. Надо рассматривать все дело заново.

Первая инстанция, пересмотр дела

Спасибо кассации за разъяснения, мы сами и правда не поняли сначала, как тут быть. Сейчас все исправим.

Между сторонами заключен лицензионный договор.

Этот договор ничтожен, потому что основная цель — передать право на бренд, а бренда как такового нет.

Под «брендом» стороны, видимо, имели в виду не зарегистрированный товарный знак, а просто брендбук. Его франчайзер и передал.

Кроме этого он передал ноу-хау: методику поиска барберов, обязанности администратора, стилистику оформления, стандарты клиентского сервиса, стандарты постов для соцсетей и другие материалы.

Истец эти материалы получила. Бизнес она вела: вон даже разрешение на вывеску пыталась получить.

Иск удовлетворить частично: договор признать недействительным, но деньги не возвращать.

Апелляционный суд, пересмотр дела

Подтверждаем мнение первой инстанции.

У продавца франшизы не было товарного знака, фирменное наименование передавать в принципе нельзя, а чтобы передать коммерческое обозначение, нужно заключать договор коммерческой концессии. Здесь такого договора не было, поэтому часть договора про бренд недействительна. Бизнес-стандарты и прочие материалы неразрывно связаны с брендом, поэтому в этой части договор тоже недействителен, а значит, весь договор — ничтожный.

Тем не менее истец получила все материалы, указанные в договоре. Она начала вести бизнес, а то, что прибыль оказалась меньше, чем ей хотелось бы, — так это ее проблемы.

Решение предыдущего суда оставить в силе.

Суд по интеллектуальным правам, финальное решение

Со второго раза суды вынесли правильное решение.

Договор был составлен неправильно, но девушка получила то, что ей причиталось. Продавец франшизы не обязан возвращать деньги.

Барбершоп она построила сама для себя, он остался ей, то есть это ее расходы.

Оставить предыдущее решение в силе.

Что в итоге

Девушка хотела заработать, а в итоге потеряла даже то, что у нее было. Договора как будто бы и не было, а денежки — тю-тю. Остались только файлы со стандартами ведения парикмахерского бизнеса и пустой безымянный барбершоп.

Какие выводы можно сделать

В большинстве случаев франшиза — это когда встретились два человека, каждый из которых хочет быстро и без особых усилий заработать. Один надеется, что за него уже все придумали, а другой хочет получить баснословные деньги за таблички в экселе, красивые презентации и иные «ноу-хау». Иногда бывает и иначе, но, по моему опыту, «иначе» на уровне небольшого российского бизнеса — это скорее исключение из правил.

Если у предпринимателя, продающего франшизы, в инстаграме фотографии в ламборгини на фоне дубайских небоскребов, это не значит, что у вас будет так же. Франшиза — это бизнес, бизнес — это риск. Если бизнес по франшизе не взлетит, франчайзи потеряет деньги. Будьте осторожны: под вывеской успешного бизнеса иногда прячется что-то совсем иное. Всегда читайте договор. Если заключаете договор франчайзинга, убедитесь, что в нем прописано условие про предоставление прав на товарный знак.

Раньше судебная практика складывалась по-другому. Если договор был составлен неправильно или у компании вообще не было товарного знака, продавца заставляли вернуть деньги, а иногда и с процентами. Например, в одном из дел в 2017 году ИП отсудил у ООО 2,5 млн рублей, которые заплатил за франшизу, и еще 600 тысяч сверху за незаконное пользование чужими деньгами.

Дело в том, что раньше договор коммерческой концессии, по которому продавали франшизу, нужно было регистрировать в Роспатенте. Если этого не сделать, договор считался ничтожным. Естественно, без зарегистрированного товарного знака Роспатент не регистрировал договор франшизы. Поэтому все, кто до 2014 года продавал франшизу без товарного знака, по судебным решениям возвращали деньги.

В 2014 году в гражданский кодекс внесли правки. Теперь, если договор франшизы не зарегистрирован в Роспатенте, это не означает ничтожности всего договора. Ничтожным признают только договор, который не заключен в письменной форме.

Суды первой инстанции сначала не придали этому особого значения и продолжили выносить решения как раньше. Но в 2016—2017 годах новые дела дошли до кассации в суде по интеллектуальной собственности. И суд сказал: если у франшизы нет товарного знака, значит, это не франшиза, а просто лицензионный договор. И он действует на все, кроме товарного знака. И регистрация в Роспатенте как бы обязательна, но если ее нет, то ничего страшного, она нужна только для информирования третьих лиц о передаче права на товарный знак. Поэтому сейчас практика судов такая: если продавец франшизы передал материалы, указанные в договоре, значит, он выполнил свои обязательства и больше ничего не должен.

История этой девушки закончилась не так уж и плохо: по крайней мере у нее остался сам барбершоп. Возможно, она сможет сделать его прибыльным под собственной маркой или продать помещение с оборудованием какой-нибудь другой парикмахерской. Или купить еще одну франшизу, да.

Энциклопедия решений. Расторжение лицензионного договора

Расторжение лицензионного договора

По общему правилу договор может быть расторгнут по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ).

По решению суда договор может быть расторгнут по требованию одной из сторон только при существенном нарушении договора другой стороной и в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

Кроме того, расторжение договора может состояться в случаях, когда такой отказ допускается в соответствии с ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором (п. 2 ст. 310, п.п. 1, 2 ст. 450.1 ГК РФ в редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ (далее – Закон N 42-ФЗ), вступившего в силу с 01.06.2015).

Так как в силу п. 2 ст. 1233 ГК РФ к лицензионным (сублицензионным) договорам применяются общие положения ГК РФ об обязательствах и о договоре (поскольку иное не установлено нормами ГК РФ о правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации и не вытекает из содержания или характера исключительного права), правила ст. 450 и 450.1 ГК РФ относятся и к лицензионному договору.

Применительно к лицензионному договору один из случаев, когда односторонний отказ от исполнения договора допускается законом, предусмотрен п. 4 ст. 1237 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ, далее – Закон N 35-ФЗ), который дает лицензиару право в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением такого договора, если лицензиат существенным образом нарушает обязанность уплачивать лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства либо объектов смежных прав*(1).

До 01.10.2014 (даты вступления в силу Закона N 35-ФЗ, внесшего ряд изменений в часть четвертую ГК РФ) правило п. 4 ст. 1237 ГК РФ не определяло момент прекращения лицензионного договора при одностороннем отказе от него со стороны лицензиара в связи с нарушением обязанности по выплате вознаграждения. С учетом общего правила п. 3 ст. 450 ГК РФ (в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 42-ФЗ) судебная практика приходила к выводу о том, что односторонний отказ лицензиара от лицензионного договора в этом случае считается состоявшимся с момента получения лицензиатом уведомления о нем (п. 16 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26.03.2009 N 5/29, далее – Постановление N 5/29). Однако с 01.10.2014 в эту норму внесены изменения, имеющие правовое значение для лицензионных договоров, прекращение которых происходит после 01.10.2014 (п. 7 ст. 7 Закона N 35-ФЗ). Начиная с этой даты лицензионный договор, от которого лицензиар отказывается по основанию, предусмотренному п. 4 ст. 1237 ГК РФ, прекращается по истечении 30 дней с момента получения уведомления об отказе от договора, при условии, что в этот срок лицензиат не исполнил обязанность выплатить вознаграждение.

Лицензионный договор может быть расторгнут путем одностороннего отказа от его исполнения и по другим основаниям, предусмотренным договором (постановление Девятого ААС от 28.04.2012 N 09АП-7559/12). Однако необходимо иметь в виду, что договор может предусматривать право его стороны в одностороннем порядке отказаться от исполнения такого договора, в случаях, когда законодательство такого права не предусматривает, при наличии одного из следующих обстоятельств:

– исполнение договора связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности;

– исполнение договора связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, но в этом случае право на односторонний отказ от договора может быть предоставлено лишь той его стороне, которая предпринимательскую деятельность не осуществляет (п. 2 ст. 310, п. 1 ст. 450.1 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ).

Читать еще:  Заключить договор купли продажи на квартиру

Отказ от договора, заявленный в нарушение этих требований, не повлечет за собой юридических последствий в виде прекращения договора (п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 N 54).

Расторжение договора влечет за собой прекращение обязательств сторон по нему, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства (п. 2 ст. 453 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ). Согласно п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Однако это правило необходимо применять с учетом принципа эквивалентности встречных предоставлений по договору (применяемого, если стороны не установили иного): то, что одна из сторон получила от другой стороны во исполнение договора должно быть эквивалентно тому, что она предоставила другой стороне (абзац второй п. 4 ст. 453 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ, п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35). Поэтому лицензиат вправе истребовать платежи по договору, внесенные авансом за период, когда вследствие расторжения договора он уже утратил право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Существенность нарушения условий договора, дающая право стороне договора потребовать его расторжения в судебном порядке, оценивается судом в каждом конкретном случае индивидуально. При этом действует общий принцип, предусмотренный п. 2 ст. 450 ГК РФ, – существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем (п. 7 ст. 1235 ГК РФ, пп. 13.8 п. 13 Постановления N 5/29). В этом случае к новому правообладателю переходят права и обязанности бывшего правообладателя (лицензиара). Переход исключительного права к другому лицу может быть основанием для расторжения лицензионного договора только в случае, если это предусмотрено самим договором (п. 3.3.8 Рекомендаций по вопросам проверки договоров о распоряжении исключительным правом на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, утвержденных приказом Роспатента от 29.12.2009 N 186).

До 01.10.2014 правила ГК РФ об интеллектуальной собственности предусматривали необходимость государственной регистрации лицензионных договоров, предоставляющих право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, которые в соответствии с ГК РФ подлежат государственной регистрации (п. 2 ст. 1232 ГК РФ, п. 2 ст. 1235 ГК РФ в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 35-ФЗ). Поэтому заключенное до этой даты соглашение о расторжении договора, подлежащего государственной регистрации, также должно было быть зарегистрировано, иначе оно считалось незаключенным (постановление Девятого ААС от 26.02.2010 N 09АП-1243/2010).

С 01.10.2014 государственная регистрация расторжения лицензионных договоров независимо от вида интеллектуальной собственности, являющейся предметом такого договора, не требуется.

От расторжения лицензионного договора следует отличать его прекращение в случаях, предусмотренных законом. Так, лицензионный договор, по которому лицензиату предоставлена возмездная неисключительная лицензия на использование произведения или объекта смежных прав, прекращается в случае, если правообладатель в установленном порядке сделал заявление о предоставлении любым лицам возможности безвозмездно использовать этот результат интеллектуальной деятельности в тех же пределах (п. 5 ст. 1233 ГК РФ). От расторжения такое прекращение лицензионного договора отличается тем, что оно не требует волеизъявления сторон; действие договора в этом случае прекращается вследствие совершения лицензиаром определенных действий, непосредственно не направленных на прекращение договорных отношений.

*(1) До 01.10.2014 (даты вступления в силу Закона N 35-ФЗ) согласно п. 4 ст. 1237 ГК РФ существенность нарушения лицензиатом обязанности по выплате вознаграждения по лицензионному договору не имела правового значения для реализации лицензиаром своего права на односторонний отказ от договора

Как вернуть уплаченный паушальный взнос за франшизу

Можно ли вернуть паушальный взнос за франшизу?

Этот вопрос звучит часто, в разных вариациях, как вернуть паушальный взнос, если:

  • договор франчайзинга вообще не заключен;
  • франчайзер не регистрирует договор в Роспатенте;
  • если торгового знака фактически нет, т. е. он еще не зарегистрирован;
  • франшиза “не оправдала доверия”.

Прекращение договора франчайзинга. Как это должно быть по закону

Все, как всегда, зависит от условий вашего договора.

Если в нем нет указания на конкретный срок его действия, то и франчайзер, и франчайзи вправе отказаться от договора. О своем решении необходимо уведомить другую сторону за шесть месяцев. Иной срок может быть также установлен в самом договоре, причем он может быть больше полугода, но не меньше.

Отказ от договора по более кратком сроке уведомления – но не позднее чем за 30 дней, – возможен, только если в договоре прописана возможность его прекращения после уплаты отступного.

Договор концессии вообще еще не заключен

Это весьма распространенная ситуация: мол, я заплатил паушальный взнос, а договор франчайзинга так и не был заключен. Вариант прямого мошенничества отметаем, он заслуживает отдельного разговора. Тем более что описанная ситуация вполне в духе национальной безалаберности – “ударили по рукам”, и довольно.

Если же держаться буквы закона, то статья 1028 ГК РФ “Форма и регистрация договора коммерческой концессии” прямо говорит о необходимости заключения договора коммерческой концессии (франчайзинга) в письменной форме.

Несоблюдение письменной формы договора влечет за собой его недействительность, и такой договор считается ничтожным.

Можно попробовать пойти напрямик, для чего направить франчайзеру письмо, в котором попросить возврата ошибочно перечисленных денежных средств, и в случае невозврата придется обратиться в суд. Такое письмо имеет смысл направлять заказным письмом с уведомлением о вручении и описью вложения, а по электронной почте отправить скан данного документа.

Если идти путем строго формальным, то тогда сначала обращаться в суд с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Общими последствиями является возврат всего полученного по сделке.

Бывают и более вопиющие случаи, когда люди просто выкладывают деньги в качестве “паушального взноса”, даже не будучи зарегистрированы в качестве ИП и, тем более, не имея юридического лица.

Напомним общеизвестное: “Сторонами по договору коммерческой концессии могут быть коммерческие организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей” (п. 3 ст. 1027 ГК РФ)

Эта сделка, по смыслу статьи 168 ГК РФ, является оспоримой, и в таком случае сначала надо обращаться в суд с требованием признать заключенный договор недействительным. Правда, здесь надо действовать крайне осторожно, поскольку заявление о недействительности сделки не будет иметь правового значения, если само лицо, заявляющее о недействительности сделки, действует недобросовестно. например, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. В некоторых случаях суд может отказать в удовлетворении требования со ссылкой на то, что при должной осмотрительности и заботливости лицо должно было знать о наличии оснований для оспаривания сделки, и тем не менее продолжал исполнять по ней обязательства. Шанс получить деньги обратно имеется, но без помощи грамотного юриста это вряд ли возможно.

Франчайзер не регистрирует договор в Роспатенте

Согласно статье 1028, если предоставление права использования в предпринимательской деятельности пользователя комплекса принадлежащих правообладателю исключительных прав по договору коммерческой концессии не было зарегистрировано в Роспатенте, то предоставление права использования считается несостоявшимся. Договор, при этом, не расторгается. Франчайзи ни в коем случае не имеет права использовать интеллектуальные наработки франчайзера – иначе уже сам франчайзер как правообладатель получает право потребовать возмещения ущерба за незаконное использование объекта интеллектуальной собственности.

“Правильный” договор коммерческой концессии должен содержать условие о его регистрации в Роспатенте. но даже если такого условия нет, есть указание ГК РФ (п.2 ст.1031):

“Если договором коммерческой концессии не предусмотрено иное, правообладатель обязан:

обеспечить государственную регистрацию предоставления права использования в предпринимательской деятельности пользователя комплекса принадлежащих правообладателю исключительных прав по договору коммерческой концессии”.

Это обязательство правообладатель-франчайзер должен выполнить хотя бы потому, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются (по общему правилу, установленному ст. 310 ГК РФ “Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства”). Соответственно, убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, должны быть возмещены (ст. 393 ГК РФ).

Как правило, франчайзи удается получить уже уплаченные по договору деньги плюс возмещение убытков, но, опять-таки, многое зависит от условий конкретного договора и от профессионализма юриста, занимающегося этим делом.

Товарный знак «на стадии регистрации»

Отношение к таким “франшизам” должно быть однозначным: будет регистрация – будет и разговор. Покупая франшизу, вы покупаете в том числе и право на товарный знак (ст. 1027 ГК РФ). Предложения подписать какой-то протокол о намерениях, договор о партнерстве или что угодно, чтобы избежать регистрации товарного знака, следует воспринимать как призыв заключить притворную сделку, «маскирующую» собой другую и с точки зрения закона ничтожную (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Если же все-таки такое произошло, то судебные перспективы можно оценивать только после экспертизы имеющихся документов. Возможно, что удастся добиться возврата паушального взноса, предъявив требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки, но тут опять-таки необходима правовая экспертиза. В противном случае к уже понесенным денежным потерям прибавятся временные и денежные затраты на судебные разбирательства, которые могут закончиться отказов в иске (например, в связи с неверно избранным способом защиты права).

Если франшиза «не оправдала доверия»

К сожалению, тут порадовать особо нечем. Закон исходит из того, что предпринимательская деятельность – это деятельность самостоятельная и осуществляемая на свой риск (ст. 2 ГК РФ). Иными словами, риск того, что принятое решение не только не дало ожидаемой прибыли, но и, напротив, повлекло за собой убытки, полностью лежит на лице, принявшем это решение. Конечно, в случае очевидного мошенничества можно попытаться добиться возбуждения уголовного дела и уже в процессе подавать гражданский иск, т. е. требование о возмещении имущественного ущерба и морального вреда, причиненного преступлением. Однако это очень и очень непросто, тем более что сначала придется добиваться того, чтобы вы были признаны судом гражданским истцом по уголовному делу. Должно быть доказано, что вред должен быть причинен непосредственно преступлением. Сам гражданский иск может быть предъявлен лишь после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. В общем, проще и дешевле изначально воспользоваться услугами по выбору франшизы и экспертизы договора франчайзинга.

Читать еще:  Должен ли я при расторжении договора заплатить компенсацию?

Должен ли продавец франшизы вернуть деньги, если бизнес не взлетел?

Мы запускаем новую рубрику, где будем разбирать бизнес-дела из судов. Вот первая история.

Одна девушка из Московской области в ноябре 2015 года купила за 300 000 рублей франшизу барбершопа. Еще 886 511 рублей она потратила на покупку оборудования, помещение и ремонт в нем. Но запустить бизнес во всю мощь, со слов предпринимательницы, не дала местная администрация: оказалось, что у продавца франшизы на момент заключения договора не был зарегистрирован товарный знак , а значит, нельзя вешать на улице вывеску с модным названием на английском языке.

В итоге барбершоп с горем пополам проработал четыре месяца. На планируемую прибыль без вывесок выйти не получилось, зато девушка заплатила продавцу франшизы еще 75 000 рублей роялти. В итоге она не выдержала и решила закрыться, попросив продавца вернуть все деньги, потраченные на франшизу.

Суд затянулся на два года: первая инстанция, апелляция, кассация, пересмотр дела в суде первой инстанции, снова апелляция и снова кассация. Но вернуть деньги так и не получилось.

Аргументы сторон

‍ Предпринимательница заплатила создателям сетевого барбершопа за право работать под их брендом, купила недешевое оборудование, сделала ремонт по их стандартам, всё за свои деньги. А потом оказалось, что на момент заключения договора у барбершопа был не зарегистрирован товарный знак. Причем выяснилось это, когда девушка уже закончила оборудовать свое помещение и ей оставалось только получить разрешение на вывеску. В итоге ее барбершоп по-нормальному так и не заработал.

Предпринимательница думала, что заработает на этом проекте, но в итоге понесла убытки. Она заявила, что франчайзер должен вернуть ей все деньги, которые она потратила на этот бизнес-проект: 300 000 Р — паушальный взнос, 75 000 Р — роялти и 886 511 Р — деньги, потраченные на открытие салона.

💇‍♂️Франчайзер привел следующие аргументы: он передал девушке коммерческую тайну — ноу-хау, стандарты ведения бизнеса, дизайн фирменного стиля и прочее — всё, как прописано в договоре. Поскольку товарный знак в это время был в процессе государственной регистрации, договор между сторонами не является договором коммерческой концессии. Но даже если и так — этот договор все равно можно считать лицензионным, потому что все материалы для ведения бизнеса франчайзер предпринимательнице передал. С помощью этой информации можно заработать миллионы, а она получила их за триста тысяч. Деньги франчайзер возвращать не должен.

Как шло разбирательство

Девушка подала в суд в 2016 году, спустя полгода после покупки франшизы. Первый суд частично согласился с ней и обязал продавца франшизы вернуть 375 000 рублей — паушальный взнос и роялти. Продавца франшизы такое решение не устроило. Он пошел в апелляционный суд, где решение первого суда отменили, а девушке вообще отказали в иске. Та отправилась судиться дальше. Дело завертелось еще на четыре инстанции и закончилось только в конце 2018 года.

Что говорили суды

Арбитражный суд, первая инстанция 👍

Договор между девушкой и продавцом франшизы очень странный.

В шапке договор указан как «лицензионный». Передаются по нему какие-то «неисключительные права правообладателя», а в законе таких объектов нет.

Между собой стороны называют все это дело франшизой. Но франшиза — это когда одна компания разрешает другой работать под своим брендом. Для оформления таких отношений заключается договор коммерческой концессии, и этот договор регистрируется в Роспатенте, чтобы люди знали, кто имеет право представлять бренд. Здесь товарного знака у компании нет, договора коммерческой концессии между сторонами тоже нет.

В общем, условия договора не согласованы, а значит, договор и не был заключен. Пускай стороны возвращают друг другу все, что получили, и расходятся — как будто договора и не было.

Барбершоп остается у девушки, она может продолжать вести бизнес сама. Деньги, потраченные на барбершоп, возвращать не нужно.

Иск удовлетворить частично, истцу вернуть 375 000 Р .

Ответчик с этим решением не согласился и подал апелляцию.

Апелляционный суд, вторая инстанция 👎

Предыдущий суд неправ.

Договор составлен криво, но в целом из него понятно, что продавец франшизы передал предпринимателю некие секреты производства, а также право работать под своим коммерческим обозначением, пускай и не под зарегистри­ро­ванным брендом.

Договор составлен с нарушением закона и рядом грубых юридических ошибок, но стороны понимали, о чем договорились. Действия сторон после заключения договора это подтверждают.

Значит, лицензионный договор между сторонами все-таки был, его нельзя считать незаключенным.

Товарного знака у франчайзера нет, но в договоре он и не писал, что будет его передавать. Документов, подтверждающих запрет на размещение вывески, предпринимательница в суд не приносила.

Следовательно, договор действителен. Секреты бизнеса истцу передали, а то, что у него что-то там не срослось с администрацией и вывеской, — его проблемы. Деньги за франшизу ему возвращать не должны, а инвестиции на открытие — тем более.

Кассационная инстанция, суд по интеллектуальным правам 😡

Оба предыдущих суда неправы. Апелляционный суд слишком широко истолковал договор, закон так не разрешает.

Все суды не уделили должного внимания фактам по делу. Никто не выяснил, почему предприни­матель решила, что ей запрещено размещать вывеску. Никто не разобрался в том, какие объекты передал франчайзер: первая инстанция лихо заявила, что ничего не передал, а вторая инстанция так же лихо сказала, что все нормально.

Раз не разобрались в сути договора, значит, непонятно, какова правовая природа платежей между сторонами. Получается, что про деньги выводы тоже необоснованные.

В общем, наворотили так наворотили. Надо рассматривать все дело заново.

Первая инстанция, пересмотр дела 👽

Спасибо кассации за разъяснения, мы сами и правда не поняли сначала, как тут быть. Сейчас все исправим.

Между сторонами заключен лицензионный договор.

Этот договор ничтожен, потому что основная цель — передать право на бренд, а бренда как такового нет.

Под «брендом» стороны, видимо, имели в виду не зарегистрированный товарный знак, а просто брендбук. Его франчайзер и передал.

Кроме этого он передал ноу-хау: методику поиска барберов, обязанности администратора, стилистику оформления, стандарты клиентского сервиса, стандарты постов для соцсетей и другие материалы.

Истец эти материалы получила. Бизнес она вела: вон даже разрешение на вывеску пыталась получить.

Иск удовлетворить частично: договор признать недействительным, но деньги не возвращать.

Апелляционный суд, пересмотр дела 🙈

Подтверждаем мнение первой инстанции.

У продавца франшизы не было товарного знака, фирменное наименование передавать в принципе нельзя, а чтобы передать коммерческое обозначение, нужно заключать договор коммерческой концессии. Здесь такого договора не было, поэтому часть договора про бренд недействительна. Бизнес-стандарты и прочие материалы неразрывно связаны с брендом, поэтому в этой части договор тоже недействителен, а значит, весь договор — ничтожный.

Тем не менее истец получила все материалы, указанные в договоре. Она начала вести бизнес, а то, что прибыль оказалась меньше, чем ей хотелось бы, — так это ее проблемы.

Решение предыдущего суда оставить в силе.

Суд по интеллектуальным правам, финальное решение 🎭

Со второго раза суды вынесли правильное решение.

Договор был составлен неправильно, но девушка получила то, что ей причиталось. Продавец франшизы не обязан возвращать деньги.

Барбершоп она построила сама для себя, он остался ей, то есть это ее расходы.

Оставить предыдущее решение в силе.

Что в итоге

Девушка хотела заработать, а в итоге потеряла даже то, что у нее было. Договора как будто бы и не было, а денежки — тю-тю. Остались только файлы со стандартами ведения парикмахерского бизнеса и пустой безымянный барбершоп.

Какие выводы можно сделать

В большинстве случаев франшиза — это когда встретились два человека, каждый из которых хочет быстро и без особых усилий заработать. Один надеется, что за него уже все придумали, а другой хочет получить баснословные деньги за таблички в экселе, красивые презентации и иные «ноу-хау». Иногда бывает и иначе, но, по моему опыту, «иначе» на уровне небольшого российского бизнеса — это скорее исключение из правил.

Если у предпринимателя, продающего франшизы, в инстаграме фотографии в ламборгини на фоне дубайских небоскребов, это не значит, что у вас будет так же. Франшиза — это бизнес, бизнес — это риск. Если бизнес по франшизе не взлетит, франчайзи потеряет деньги. Будьте осторожны: под вывеской успешного бизнеса иногда прячется что-то совсем иное. Всегда читайте договор. Если заключаете договор франчайзинга, убедитесь, что в нем прописано условие про предоставление прав на товарный знак.

Раньше судебная практика складывалась по-другому. Если договор был составлен неправильно или у компании вообще не было товарного знака, продавца заставляли вернуть деньги, а иногда и с процентами. Например, в одном из дел в 2017 году ИП отсудил у ООО 2,5 млн рублей, которые заплатил за франшизу, и еще 600 тысяч сверху за незаконное пользование чужими деньгами.

Дело в том, что раньше договор коммерческой концессии, по которому продавали франшизу, нужно было регистрировать в Роспатенте. Если этого не сделать, договор считался ничтожным. Естественно, без зарегистрированного товарного знака Роспатент не регистрировал договор франшизы. Поэтому все, кто до 2014 года продавал франшизу без товарного знака, по судебным решениям возвращали деньги.

В 2014 году в гражданский кодекс внесли правки. Теперь, если договор франшизы не зарегистрирован в Роспатенте, это не означает ничтожности всего договора. Ничтожным признают только договор, который не заключен в письменной форме.

Суды первой инстанции сначала не придали этому особого значения и продолжили выносить решения как раньше. Но в 2016—2017 годах новые дела дошли до кассации в суде по интеллектуальной собственности. И суд сказал: если у франшизы нет товарного знака, значит, это не франшиза, а просто лицензионный договор. И он действует на все, кроме товарного знака. И регистрация в Роспатенте как бы обязательна, но если ее нет, то ничего страшного, она нужна только для информирования третьих лиц о передаче права на товарный знак. Поэтому сейчас практика судов такая: если продавец франшизы передал материалы, указанные в договоре, значит, он выполнил свои обязательства и больше ничего не должен.

История этой девушки закончилась не так уж и плохо: по крайней мере у нее остался сам барбершоп. Возможно, она сможет сделать его прибыльным под собственной маркой или продать помещение с оборудованием какой-нибудь другой парикмахерской. Или купить еще одну франшизу, да.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector